27 Ноября 2020 | 12:19

«Для американцев всегда ценнее то, что ты сделал здесь, а не в другой стране»

image
Для проекта «Креативная доля» AdIndex поговорил с Никитой Кибирёвым, основателем анимационной студии KIBIBYTE Studio, о том, как переехать в США и какие навыки ценят американские работодатели

Представься и расскажи читателям о себе: кто ты профессии, чем ты сейчас занимаешься, какие заметные проекты у тебя есть?

Меня зовут Никита Кибирёв. Я основатель анимационной студии KIBIBYTE studio. Сейчас я проживаю в Портленде, США. Я сценарист, аниматор, концепт-художник и последние десять лет работаю в креативной индустрии. В разное время моими клиентами были Nike, The New York Times, Vans, Adobe, Кубок Евро, ювелирный бренд Jacob&Co. Мне даже удалось поработать над символами международных студенческих игр, которые состоятся в 2023 году. Я всегда занимался разработкой анимации на всех этапах, создавал рекламные кампании, брендинг, инста-комиксы, иллюстрации, инсталляции для торговых центров. Но в конечном итоге я пришел к тому, что моя душа лежит к анимации, драматургии и комиксам — это то, чем и занимается сейчас моя студия. Скоро я анонсирую свой личный проект — комикс о герое Pizza Knight, который мы пишем с моим другом и сценаристом Вадимом Мальцевым. Подробнее о моих работах можно узнать на моем сайте или в моем Instagram.

Как ты оказался в США? Что этому предшествовало: в каких агентствах и компаниях, на каких позициях ты работал раньше?

Я родился в Америке. Мои родители были эмигрантами-тружениками с тремя работами и тремя детьми на шее и колесили по штатам в поисках места для жизни. До моих 5 лет мы прожили здесь, а затем вернулись в Россию. Когда мне было 12, уже в России моему отцу пришло письмо: «Мистер Кибирёв, не хотели бы вы, чтобы ваш сын стал американским гражданином по праву рождения?» Он был не против.

Моя последняя работа была на Уолл-стрит в Нью-Йорке в медиакорпорации Outfront Media, до этого в России — агентство Red Keds, еще раньше я с братом вел контент-маркетинговое агентство OUTSQR agency, которое сотрудничало с клиентами из Австралии и Новой Зеландии. А на старте своей карьеры работал в маркетинговом отделе ТЦ «Атриум». И все эти годы занимался фрилансом — это большая часть моей деятельности. В Америке это называется «иметь свой малый бизнес». И этот малый бизнес сейчас превратился в студию.

Почему сейчас ты именно здесь и что тебе помогло здесь оказаться? Тебе как-то помогли в этом твои кейсы? Какие особенности в работе ты бы отметил?

Я живу в Портленде, потому что это один из анимационных центров мира. Тут находятся такие большие студии, как LAIKA, Oddfellows, ShadowMachine, да и вообще в Орегоне много аниматоров, которые циркулируют отсюда в Калифорнию и Лос-Анджелес и обратно. Здесь разрастается хаб для стартаперов, он супероткрытый и создает все условия для работы. Но зацепиться в США в принципе — это отдельное искусство. Американцы часто в профессиональном плане не доверяют опыту, полученному не в США. И любые кейсы, сделанные за пределами страны, рассматриваются с недоверием. Еще в Америке присутствует нацеленность на узкопрофильность — на уровне агентств и студий и на уровне личности фрилансера или штатного специалиста. Иногда этот поиск узкопрофильных специалистов может доходить до смешного. Представьте, если бы при устройстве на работу охранником в супермаркет у вас спросили релевантный опыт работы охранником от 5 лет в здании с похожей архитектурой.

Как ты пришел к мысли, что смысла продолжать строить карьеру в России больше нет? Что стало финальной точкой? Что ты сделал в этот момент?

Финальное решение сложилось из двух факторов. Чтобы жена могла получить документы и мы могли жить где захотим, мне нужно было работать и снимать жилье в США. Также был важен сам факт присутствия в анимационной индустрии. Мы переезжали до пандемии, и тогда было очень важно находиться в городе и даже районе рядом со студиями, с которыми ты хочешь работать. С точки зрения конкретных шагов: для начала я осознал эти две вещи. Затем бросил работу, переехал в Нью-Йорк и начал везде рассылать портфолио. Есть золотое правило 5000 писем, из которых у тебя будет хотя бы одно положительное. И я начал их рассылать. Первым мне ответило кадровое агентство Creative Сircle, которое начало приводить мне клиентов на фриланс и искать штатную работу. В это же время люди, с которыми я работал в Москве, стали приглашать меня в свои проекты. А через некоторое время через сарафанное радио у меня начали появляться клиенты в Америке.

Где конкретно ты искал работу, на каких ресурсах? Что ты писал людям?

Я начал искать вакансии на LinkedIn, профильных сайтах для аниматоров и художников, находил разные Google-таблицы, которые агрегировали со всего интернета вакансии, релевантные для меня. Писал вообще на все имейлы, которые мог найти, писал в агентства через Instagram… В процессе поиска я обнаружил два основных барьера. Во-первых, релевантность твоего опыта местному. Для американцев всегда ценнее то, что ты сделал здесь, а не в другой стран. Во-вторых, узкопрофильность. Как в примере с охранником: нужно, чтобы то, что ты делаешь сейчас, уже делалось тобой 5 предыдущих лет, и только так и никак.

Расскажи свои лайфхаки, как себя «продавать». Что говорить на интервью?

Главный лайфхак — быть кратким, чтобы все было по делу и очень емко упаковано. Нужно уметь правильно себя позиционировать с точки зрения своей специализации и того профессионального выхлопа, который ты можешь предложить проекту. Нужно писать письма четко под вакансию и компанию, чтобы люди точно видели, что ты заинтересован именно в них.

Можно попробовать создать спецпроект, который бы подавал тебя компании правильным образом и заявил бы о тебе. Но он должен быть быстрый и краткий, например видео, и понятный американскому менталитету. У меня был смешной заход, который помог мне устроиться в один из этих небоскребов на Уолл-стрит. Вместе с обычным резюме я скидывал комикс-резюме, где мои работы вместо меня рассказывали о том, какой я специалист. Там были все герои и персонажи, которых я когда-либо разрабатывал. Но ошибкой этого комикса было то, что он требовал от HR или потенциального руководителя порядка 10 минут ознакомления при всей своей яркости и простоте сюжета. Конечно, это слишком много времени, которое ты можешь потребовать у человека, чтобы он о тебе узнал и заинтересовался. Но в моем случае это все равно сработало, и работу благодаря ему я получил.

Что посоветуешь молодым специалистам, мечтающим переехать из России?

Я бы дал три профессиональных совета. Во-первых, не бояться профессионального дауншифтинга. Часто люди приезжают в другую страну и идут на одну ступень вниз в компании и агентства, которые их потом отправят на 15 ступеней вверх. Это обычная история в эмигрантской среде: «В своей стране я был нейрохирургом, а сейчас я уборщик». Я знаю одного HR из России, который в Москве хантил директоров бизнеса, а переехав сюда, работал в супермаркете. Или ветеринар с десятилетним опытом, который получает местные лицензии и документы и в это время работает водителем в Uber. Это абсолютно обычные вещи. Если хочется эмиграции, то нужно быть готовым, что она часто имеет такое лицо. Очень хорошая тема — получить визу талантов. Собирайте публикации о себе, упоминания в медиа своих проектов — это рабочая схема. И, пока ты еще в своей стране, нарабатывать фриланс-обороты. Потому что клиенты, с которыми ты уже хорошо работал, будут следовать за тобой шлейфом. И те талантливые люди, с которыми тебе удалось посотрудничать в России, обязательно снова придут.

Что изменилось с пандемией в работе твоей индустрии?

Моя студия работает удаленно. Под проект я набираю необходимую команду фрилансеров, которые находятся в разных местах, поэтому нет какого-то одного места, куда я прихожу, и нет какого-то коллектива или иерархии, которая бы надо мной была. С приходом ковида людям больше не нужно присутствие человека в офисе. И для меня это только упростило работу. Сотрудничая с агентством, студией или клиентом, теперь мне не нужно находиться с ними даже в одном городе или физически присутствовать в их районе. На индустрию анимации это повлияло положительно.

Насколько критично влияние уровня языка для твоей специальности? Как бы ты посоветовал его повышать?

Знание языка очень критично. Чтобы с тобой согласились работать, необходимо уметь продать идею. А для этого нужно не только чтобы тебя поняли, но и чтобы тебе доверились. И особенно если твой продукт — это что-то неисчисляемое, как креативная концепция и другие субъективные вещи. А незнание языка может, наоборот, повернуть ситуацию так, как будто ты не понимаешь самого предмета разговора. Это на уровне переговоров и питчинга, продажи идеи. А на бытовом уровне в работе американцы суперлояльны и никогда не поставят тебя в неудобное положение. Если ты не знаешь каких-то слов или не знаешь, как сказать, тебе помогут и подскажут. Ни в коем случае не будет никакого прессинга. Скорее осудят того американца, который поведет себя некультурно или некрасиво. Совет для повышения языка всегда один – смотреть фильмы в оригинале, читать профильные статьи. Не искать русские переводы, а даже на программном уровне искать тьюториалы на английском и учить лексику по ним. Читать книги, искать учителей-носителей языка, американцев, которые учат русских. Таких примеров много, и стоит это недорого. При наличии этих вещей языковой барьер быстро побеждается. Имея такую подготовку и оказавшись в языковой среде, вы быстрее получите свободу общения.

Какое может быть преимущество у российского претендента в ряду таких же локальных конкурентов?

Я себя успокаиваю тем, что для владения двумя языками нужно как минимум вдвое больше нейронных связей в голове. Но если серьезно, быть эмигрантом — это не преимущество. Ты просто привыкаешь к среде и преодолеваешь барьеры новой культуры. Здесь ценятся развитые hard skills и soft skills. То есть нужно быть и профильным специалистом, имеющим конкретные навыки, и хорошим коммуникатором. Это главные факторы: уметь презентовать свои идеи и работать в команде. Эти вещи ищут и ценят. Национальный колорит, скорее, может сыграть какую-то роль в персональных проектах, где через свою национальность и свою культуру ты можешь открыть новый мир.

Насколько релокация оправдала себя в финансовом плане? Как ты ведешь свои финансы в США по сравнению с Россией?

Четкое понимание, как считать деньги, в западной культуре приходит из конкретного исчисления часов работы, то есть твоей почасовой ставки. Твой клиент или работодатель платит тебе за то количество часов, которое ты как специалист или как студия тратишь на него. На своем профессиональном уровне могу сказать, что здесь это понимают гораздо четче. Клиентам легче объяснить, что такое-то количество правок потребует такого-то количество часов, а значит, это обойдется в такую-то сумму. Ты можешь комфортно распоряжаться своим временем, и люди не пытаются за какую-то ограниченную сумму получить безгранично все твое время. Из-за этого и проектов можно брать больше, и четко рассчитывать свое время и деньги.

Что надо начинать делать креативщику России прямо сейчас, чтобы завтра конкурировать на глобальном рынке труда?

Специалистам нужно заявлять о себе через имиджевые проекты в зависимости от своего профиля. Создавать вещи, которые будут сами рассказывать о тебе. Подавать коммерческие проекты на международные конкурсы и таким образом получать внимание и трафик. Получать сертификаты по hard skills и soft skills. Запад очень любит любые дипломы. Любому заказчику или работодателю будет спокойнее, если они знают, что твои навыки подтверждены кем-то со стороны. И брать курсы крутых онлайн-школ. Сейчас есть много ресурсов, на которых ты можешь попасть в класс, в общие чаты с такими же молодыми и крутыми, как ты сам, и преподавателями, которые могут тебя порекомендовать.

Что должно произойти в России, чтобы ты вернулся?

Пока есть возможность, я хочу смотреть мир, понять, где моей семье будет лучше всего, найти место, где мои идеи и проекты будут востребованы. Я обожаю свое культурное наследие, горжусь им. Могу посоветовать американцу фильм Тарковского или молодого Михалкова. Но на таком же уровне мне интересен опыт других культур и людей, выросших абсолютно в других условиях. Главное, чтобы люди были открыты, чтобы не было логики «если это незнакомо, значит, это враждебно». Тут у людей есть простота и открытость к чему-то новому. Пару недель назад нас женой на улице остановила женщина и поблагодарила за то, что мы украсили ее день тем, что шли по улице и говорили на своем языке. Эта открытость и простодушие мне близки, я их люблю и уважаю. Я даже не знаю в какой момент мне будет необходимо вернуться в Россию.

Интервью взяла Анна Дронова-Зиганшина

 

Ранее в рубрике:

«Если хочется переехать, потому что кажется, что в другой стране карьеру построить проще, чем в России, — то переезжать не надо» —  Елена Куприянова, Head of Marketing Planning and Management, Exness, Куала-Лумпур, Малайзия.

«В России охотятся за талантами, в Голландии охотятся за талантами, которые могут работать в коллективе» — Таня Пономарева, Creative Lead в Achtung! mcgarrybowen, Амстердам.

 


Notice: Undefined variable: _document_status in /var/www/adindex_dev2/data/www/dev2.adindex.ru/system/includes/blocks/document153819.phtml on line 1