the work, the work, the work


Интервью | 24 Октября 2008

the work, the work, the work
Интервью с генеральным директором, управляющим творческим директором BBDO Moscow Игорем Лутцем

— В одном из давних интервью вы определяли мотто BBDO Group как creative first and business second. Вы по-прежнему настаиваете на первичности креатива перед бизнес-задачами?

— Международный слоган сети BBDO в настоящее время звучит немножко по-коммунистически: the work, the work, the work. Но это не просто «работа, работа, работа», а скорее «творческий продукт, продукт, продукт». Если вы делаете отличную творческую работу, рано или поздно клиенты это оценят и придут к вам. Конечно, в работе с большими клиентами сервисная и стратегическая составляющие имеют достаточно большое значение, но главное — конечный творческий продукт. Как создана работа, какими усилиями, зрителя не волнует. Он видит телевизионный ролик или печатную рекламу. Если работа некачественная, то какой бы точной ни была стратегия, каким бы замечательным ни был сервис, клиент все равно будет недоволен.

— Некоторые агентства, чтобы избежать обвинений рекламодателя в малой вовлеченности и неэффективности креатива, предлагают клиентам работать за проценты от продаж. Но редко кто на это идет. Почему?

— Мы говорим о новой модели взаимодействия между агентством и клиентом. Для смены модели необходима воля, опыт подобной работы плюс обоснованные методики оценки влияния коммуникации на продажи. В любом случае это предполагает более тесные партнерские отношения. Не все готовы к партнерству, ведь партнерство предполагает взаимную ответственность. Понятно, что где-то агентство может сработать лучше или хуже, а где-то клиент допустил сбой. Но если это партнерство, то за коммуникацию на выходе в ответе обе стороны. Кстати, у нас есть клиенты, которые платят нам бонусы в зависимости от результатов продаж. И не случайно это клиенты, с которыми мы работаем уже много лет.

— То есть, обращаясь в агентство, клиент морально должен быть готов ко всему?

— Чем больше я изучаю механику творчества, тем больше убеждаюсь — это процесс малоуправляемый и, если хотите, случайный. Никто не сможет вам дать гарантию, что вы получите прорывную идею завтра к обеду. Сегодня креатору пришла хорошая мысль, а завтра — нет. Клиент должен понимать, что прорывные идеи не рождаются каждый день по расписанию. Уровень агентства гарантирует заказчику, что идея или работа будет соответствовать определенному стандарту качества. Для клиента гораздо важнее выбить 90 из 100 возможных, чем один раз попасть в сотню, а потом не попадать сто раз. Важны уровень и стабильность качества творческого продукта. Если же клиент не смог получить ту рекламу, которой он доволен, значит, он либо выбрал не то агентство, либо не так с ним работал.

— Правда ли, что большинство ярких идей топится менеджерским составом маркетологов, которых больше заботит удержание собственного места, чем брендопостроение?

— Такое явление иногда наблюдается. Хотя это слабое оправдание. Сильное агентство должно получать результат, невзирая на возможные трудности. Если на одном уровне нет понимания с клиентом, надо подняться на следующий, и дальше до предела. Если и топ-менеджмент клиента не разделяет ваших взглядов на развитие бренда, надо прекращать отношения. У них нет перспектив. Все-таки креативный сервис по определению — услуга. У нас, по идее, клиент всегда прав. По идее. Де-факто не всегда, но, как сервисное агентство, мы должны быть ориентированы на успех клиента. Отличная творческая работа — условия для достижения этой цели.

— Часто ли недопонимание устраняется через механизм комиссионных, в просторечии — откатов?

— Я с подобными предложениями не сталкивался уже лет десять. На нашем рынке больших системных клиентов эти истории давно закончились. Что же касается недопонимания, вызвано оно огромной пропастью между людьми, принимающими решения, и бренд-менеджерами. Сильные и талантливые специалисты быстро продвигаются по карьерной лестнице, и на их место, к сожалению, часто приходят не самые опытные, пассионарные и смелые люди. Появляются менеджеры, которые не готовы принимать решения и брать на себя ответственность. С такими действительно очень тяжело работать.

— Как же с заявленным выше creative first and business second? Существование в сервисной парадигме должно демотивировать креаторов...

— Мы стараемся как можно раньше выяснить, каковы ожидания клиента, и объяснить, что может дать агентство. Рекламодатель должен быть последовательным. Если он хочет яркую коммуникацию, нужно быть открытым к рискованным решениям и экспериментам. Сейчас большинство клиентов заявляют: да, мы готовы. Всем хочется повысить эффективность коммуникации и быть причастными к яркой, фестивальной работе. Самое интересное, что это желание в первую очередь есть на самом высоком уровне руководства компаний. Но в реальности специалисты среднего звена не готовы принимать смелые решения и, бывает, боятся даже донести нестандартные идеи до руководства. Так возникает конфликт, когда руководство компании ждет одного, а на деле получает другое.

— Закомплексованность маркетологов — единственная преграда на пути ярких коммуникационных решений?

— Если бы. Часто идеи, которые удалось продать клиенту, невозможно разместить в СМИ. Ситуация на медийном рынке — это, по сути, мини-модель системы в целом. Еще Салтыков-Щедрин говорил, что жесткость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. С тех времен мало что изменилось. К огромному сожалению, финальное решение принимает все тот же маленький чиновник, к которому ты идешь за справкой или печатью, а он говорит: «А я тебе ее не дам». И изменить-то ситуацию невозможно, поскольку никто ни за что не хочет отвечать. Ведь это так удобно, когда все решают маленькие люди. В конце концов их всегда можно снять.

— В Великобритании этические аспекты размещаемой рекламы рассматривает влиятельная организация ASA (Advertising Standards Authority), без одобрения которой в эфире не появится ни один ролик. Почему у нас этим не занимаются отраслевые общественные объединения?

— Я за то, чтобы кто-то взял на себя аналогичные ASA функции. В России есть организация АКАР, призванная заниматься проблемами рекламной отрасли и выражать мнение индустрии по ключевым вопросам. Однако, например, главный для индустрии закон — «О рекламе» — был принят, мягко говоря, при вялом ее участии. Понятно, что в нашей стране такие непростые вопросы, как законодательство, тем более рекламное, поднимать и решать сложно. Тем более что отношение к индустрии у власти и в обществе неоднозначное. Но в чем тогда смысл деятельности АКАР, как не в том, чтобы менять это отношение, мне не очень ясно. То же самое можно сказать и о создании индустриальных органов саморегулирования и сорегулирования. Разговоров было много, а воз, к сожалению, и ныне там. Именно поэтому последние два года я сфокусировался на таких проектах, как ADCR (Art Director Club Russia) и Wordshop BBDO. Здесь я, по крайней мере, понимаю, во что инвестирую свои силы и время.

— Вопрос дня. Как отразится мировой финансовый кризис на российском рекламном рынке?

— Предсказывать — неблагодарное занятие, но могу отметить, что снижение роста коммуникационных бюджетов уже ощущается. И хотя стагнации нет, но темпы роста уже не те. Работы в агентствах меньше не станет, но конкуренция будет жестче. Сложно сказать, насколько радикально изменится рынок, но цены, как мне кажется, достигли своего потолка. Они так же перегреты, как и переоценены зарплаты специалистов агентств. Конечно, нам хотелось бы, чтобы наши услуги стоили дороже, но это будет обосновано только в случае заметного улучшения качества работ. В этом смысле для больших агентств небольшое замедление роста будет даже на руку. Передышка и возможность спокойнее работать непременно принесет позитивные плоды. Если говорить непосредственно о BBDO, то как креативные агентства, так и наши медийные структуры динамично развиваются. Что дает нам повод оптимистично смотреть в будущее.

— Только вот Proximity закрылось год назад…

— Не могут все проекты быть одинаково успешны. В ошибках нет ничего страшного. Надо быстро учиться и меняться. Кстати, Proximity продолжает работать с некоторыми клиентами. Плюс маркетинговые услуги мы активно оказываем в рамках групповой структуры, созданной специально для предоставления клиентам комплексных коммуникационных решений. В данный момент мы сосредоточены на новых рынках, в том числе цифровых медиа, развивающихся стремительно. Интернет растет почти на 70% в год, тогда как традиционные СМИ показывают 25% роста. Несмотря на то что пользователи Сети составляют пока небольшой сегмент всей аудитории, этот сегмент количественно в России уже больше, чем, например, во Франции. И этот сегмент весьма привлекателен для рекламодателей, ищущих обеспеченную и продвинутую аудиторию.

— Уровень средних зарплат креативных специалистов в сетевых агентствах находится на уровне 4-5 тысяч долларов. Соизмеримы ли эти затраты с уровнем работ на выходе?

— К сожалению, сегодня агентства не в силах контролировать и управлять кадровой конъюнктурой.  Переоценка зарплат сотрудников возникает по причине кадровой недостаточности и полного отсутствия конкуренции на рынке труда. Любой может найти работу. Люди уходят от нас на зарплату в два раза больше. Мы, как сильное агентство, не хотим переплачивать за не самый качественный товар. А с другой стороны, у нас нет проблем платить хорошие деньги действительно сильным людям. Просто таких людей не так много.  Пока рынок принадлежит продавцу, то есть креативному сотруднику, продающему свою рабочую силу. Если произойдет замедление роста, рынок будет принадлежать покупателю, то есть агентствам. Поэтому и появился молодежный проект Wordshop BBDO, своего рода инкубатор рекламных профессионалов будущего.

— Ситуация, когда кадры куются только при одном агентстве, бесконечно продолжаться не может. Что необходимо сделать для того, что бы изменить образовательную базу в государственных вузах России?


— Я с огромным уважением отношусь к тем людям, которые учат рекламе студентов. Хотя, откровенно говоря, студенты выходят из этих учебных заведений, совершенно не готовые к реальной работе в индустрии. Проблема-то не в том, что преподают, а кто преподает. Обучать рекламе может только человек, который проработал в ней десять-двадцать лет. Таких сегодня просто нет. Надо еще подождать лет пять, когда старшее поколение рекламистов устанет делать бизнес. И какая-то часть из них созреет чтобы передать опыт. Только в этом случае радикально изменится качество преподавания и, как следствие, изменится качество выпускников.  Преимущество Wordshop BBDO как раз в том, что проект нашел возможность соединить действительно практикующих людей с молодежью, стремящейся в рекламу. Задача вырастить новое поколение – общая. Именно поэтому этот проект получил такую поддержку. Сегодня Wordshop не просто проект BBDO, это проект общеиндустриальный, что подтверждается наградой Российской Академии рекламы «За самый значимый рекламно-коммуникативный проект 2008 года». И я искренне благодарен нашим партнерам и отдельным профессионалам, участвующим и поддерживающим это начинание. Потому что, пока нового поколения не будет, мы будем покупать все тех же, каждый раз переплачивая и переплачивая.

— Не так давно был запущен внутри агентский проект Fight Club - цель этого конкурса?


— То ли от избытка работы, то ли от недостатка людей, то ли от какой-то усталости, все почему-то вошли в образ звезд. При этом уровень работ в целом по рынку весьма посредственный. Эдакая всеобщая успокоенность, эифория и ощущение полного счастья очень сильно расслабляет людей. Однако, креативная мышца она такая же мышца и ее надо постоянно тренировать, иначе она атрофируется. Чтобы креативная мышца наших сотрудников оставалась в тонусе, мы запустили Fight Club. Fight Club это такое полудобровольное мероприятие - сотрудник должен участвовать в проекте минимальное количество раз, чтобы набрать необходимое  количество баллов. Исходя из их количества, в конце года  работодатель пересматривает свои отношения со специалистами?
Fight Club –это еще одна возможность для творческого сотрудника проявить себя.  В первую очередь, это средство от отговорок типа «во всем виноват клиент», у меня нет возможности сделать яркую творческую работу. Теперь у креатива такая возможность появилась. Есть бриф, дающий простор для самого нестандартного креатива и есть клиент в лице руководства Fight Clubа, заинтересованное в работе фестивального уровня. Если работа будет действительно интересная, мы будем искать возможности ее произвести.  Поэтому, если креативщик не участвует в Fight Clubе, у меня возникает большой вопрос, почему и нужен ли в творческом агентстве такой человек в принципе.

— Как у вас с фестивальными амбициями?


— Повторюсь, креативная мышца должна работать. Если у вас не получается создавать фестивальные работы, вы не сможете сделать интересную работу для клиента.

— Количество наград прибавляет веса на рынке?


— Прибавляет и рейтинг, и вес, и бизнес. Это правила игры в нашей индустрии и, как лидеры, мы должны уметь играть и выигрывать по этим правилам. Хотя клиенты часто говорят: «Нет, нам Канны не нужны», все равно следят за фестивальными победами и рейтингами агентств.

— Но ведь не все, что выигрывает призы, априори работающая реклама. Прошлогодняя кампания «Реальная красота» от Ogilvy Toronto взорвалась креативной бомбой. Спустя год Unilever уволил агентство, мотивируя свое решение тем, что реклама «красиво» компании все-таки не сделала. И это только один из примеров. Падает ли уровень доверия к работам, что побеждают на фестивале?

— Давайте уточним. Существует исследование, проведенное кампанией Дональда Ганна – Gann Report, которое доказывает, что реклама побеждающая на фестивалях в целом продает лучше. И не случайно, компания Procter&Gamble  один из крупнейших мировых рекламодателей, стал рекламодателем года на последнем Каннском фестивале.  Сегодня Канны самый представительный фестиваль в рекламной индустрии. Задача фестиваля отметить самое интересное созданное в индустрии, обозначить тенденции дальнейшего развития. Канны - это больше про перспективу, нежели про правду жизни.  Можно конечно критиковать, говорить - это было хуже, это было лучше. Но это не отменяет самой системы. Фестивали исключительно полезны как площадки для обмена опытом, получение новой информации, профессиональных контактов.

— Когда русские приезжают на зарубежные фестивали, они никогда не радуются за своих, только за себя лично.  Почему такая дикая зависть к коллегам-соотечественникам? Где гордость за державу?


— В России в принципе не любят богатых и успешных, вы заметили? А вообще мне кажется, наша индустрия интернациональна и молода. Нам надо смотреть вокруг широко открытыми глазами – узнавать, учиться, пробовать. А уже кто создал идею, когда создал, какая разница? Конечно, приятно, если победитель престижного фестиваля живет в нашей стране. Но расстраиваться, что, к примеру, бразилец или американец придумал отличную идею, глупо. Радоваться надо. Ведь действительно новых, прорывных идей не так много. И надо стараться сделать такую работу, за которую в будущем, возможно, порадуется кто-то другой.

Татьяна Эшназарова для РБК Daily

Подписывайтесь на канал «AdIndex» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях в рекламе и маркетинге.

последние публикации

Комментарии


Возможность комментирования статьи доступна только в первую неделю после публикации.

doc id = 8945

Каталог рекламных компаний России

Talant Base. Поиск по всем специалистам, работавшим над рекламными кампаниями с 2009-2015г


Adindex Print Edition - справочный журнал, посвященный рекламе и маркетинговому продвижению.
В издании систематизированы информационные, аналитические и статистические данные по ряду важнейших направлений отрасли.
Периодичность: ежеквартально.
При поддержке Agency Assessments International.
Цель проекта — создать новый инструмент на рынке коммуникационных услуг, презентующий объективную информацию о структуре рекламной индустрии и ее основных игроках.
все разделы

Нестандартная Реклама

AdIndex Market

Новости партнеров

Кейсы