Деньги не спят. CEO Группы АДВ Кирилл Коробейников рассказал о перспективах рекламного рынка


Интервью | 28 Апреля 2011 | 4

Деньги не спят. CEO Группы АДВ Кирилл Коробейников рассказал о перспективах рекламного рынка
После восстановления рекламного рынка в 2010 году эксперты гадают, сможет ли индустрия по итогам 2011-го не просто приблизиться, но и превзойти докризисные показатели.

Особый интерес вызывают и отдельные сегменты, продемонстрировавшие стремительные темпа роста. О перспективах развития рынка рекламы, успехах интернета и BTL-сегмента "Лента.ру" решила расспросить у главного исполнительного директора Группы маркетинговых коммуникаций АДВ Кирилла Коробейникова.

— Давайте обсудим итоги 2010 года и поговорим о последствиях кризиса. Сильно ли ощутила его отрасль?

Кирилл Коробейников: Индустрия, безусловно, ощутила кризис - 2009 год был достаточно драматичным. Спрос на рекламные услуги значительно упал - где-то на 25-30 процентов. В тот момент я работал на стороне оператора наружной рекламы и могу сказать, что для наружной рекламы 2009 год по сравнению с 2008-м был ужасен: некоторые сегменты падали в рублях процентов на 60. Такая же тяжелая ситуация сложилась для прессы, радио, телевидения. Но для интернета год был нормальным.

— Это связано с тем, что в интернете реклама дешевле?

— Интернет просто находится в динамичной фазе развития. Дешевле или дороже - вопрос сложный, надо смотреть аудитории и географию. Что касается национального телевидения, то надо понимать, что в настоящий момент оно остается дешевым, и если перед рекламодателем стоит задача продвигать товар для широкой аудитории на территории всей России, то с телевидением конкурировать практически невозможно. Интернет же - очень динамичный сегмент нашего рынка, предлагающий уникальное решение для коммуникационных проблем.

— Ситуация резко улучшилась в 4-м квартале? Или уже раньше?

— Сложно определить точную дату - было небольшое запаздывание отскока рынка. Наверное, в первом квартале 2010 года еще не было абсолютной уверенности в том, что все возвращается. Я думаю, надо судить по итогам года: практически все сегменты вернули себе позитивную динамику - а это самое главное.

Понимаете, как только рынок чувствует, что провал закончился и дно пройдено, начинается движение вверх - это принципиальный момент. Официальная цифра прироста в 2010 году - 16 процентов. Безусловно, рынок еще не вернулся на предкризисный уровень 2008 года, но по итогам 2011-гo обязательно вернется. Сейчас на телевидении, в наружной рекламе остатки инвентаря несущественны. В этом году спрос продолжает значительно расти - по моим ощущениям, в целом он вырастет еще процентов на 20. Это означает, что рублевая масса достигнет уровня 2008 года, может быть, даже будет чуть больше.

Если же измерять в долларах, то, конечно же, рынок еще очень далек от показателей 2008 года, потому что обменные курсы пока разделяет достаточно большая разница. Средний курс 2008-гo был около 25 рублей за доллар (или около 24 с копейками), сейчас он в среднем 29–29,5. Поэтому долларовое выражение пока значительно меньше, чем в 2008 году. Вот такая общая характеристика совокупного спроса.

— Что чаще всего рекламировали в прошлом году? Какие категории товаров себя хорошо чувствовали?

Знаете, это два разных вопроса. Если мы говорим о том, какие категории большие, а какие маленькие, то проще всего взять официальный мониторинг и посмотреть. Наверное, важнее смотреть на динамику: какие категории наращивали свою долю в общем рекламном рынке. Я думаю, что, безусловно, вернулась или возвращается категория автомобилей, потому что они во время кризиса понесли огромные потери. С точки зрения количества продаваемых автомобилей в 2009 году была просто беда - многие реализовали половину объемов продаж, две трети объемов продаж… В 2010 году практически все производители автомобилей и всего, что с ними связано (комплектующие, сервис и.т.д.), конечно, показали великолепную положительную динамику. Это объективная ситуация - просто рынок вернулся.

Достаточно динамичная и большая категория - это ритейл. Там тоже объективная ситуация. Если вы помните, 2009 год оказался для них очень тяжелым, у них не было возможности увеличивать свои инвестиции, но в прошлом году категория восстановилась и стабилизировалась: трафик и счета потребителей растут. Практически все ритейлеры во всех категориях - и моллы, и продуктовые сети, и электронные ритейлейры - наращивают свои объемы и ведут себя агрессивно. В принципе, неплохо себя чувствовала фармацевтическая отрасль - вся цепочка, начиная от производителей лекарств и заканчивая аптеками; категории безалкогольных напитков, чистящих и моющих средств.

— А как, по-вашему ощущению, чувствует себя финансовый сектор - банки, страховые компании?

— Все, что связано с финансовыми сервисами - банки, страховые компании, в 2010 году практически вернулось на докризисный уровень. В 2009 году несколько игроков явно выбивались: несмотря на кризис, они продолжали достаточно агрессивно рекламироваться, но в целом категория тогда подсела. Сейчас финансовый сектор - это емкая и динамичная категория.

— Вы уже упомянули, что по итогам нынешнего года рекламной индустрии, скорее всего, удастся добраться до докризисного уровня, по крайней мере - по рублям. Сможет ли она превзойти его?

— Если перегонит в рублях, то ненамного - процентов на пять. По нашим оценкам, объем рынка в 2011 будет примерно соответствовать 2008-му - т.е. докризисному уровню и максимальному объему российского рынка за весь период его существования.

— А если рассматривать сегменты отдельно, где ожидается самый значительный рост? Сможет ли интернет повторить прошлогодний показатель (40 процентов)?

— Да, рекламные бюджеты в интернете, скорее всего, будут расти так же динамично, как и в прошлом году. По предварительным оценкам наших аналитиков, ситуация может быть еще более горячей, чем в прошлом году, сейчас рынок разгоняется, причем очень значительно.

— Весь?

— Да, весь, и можно ожидать, что темпы прироста в нынешнем году будут выше, чем в прошлом. Состоится это или нет, зависит от ряда факторов. В первую очередь, по каким ценам большинство подрядчиков в среднем продали нынешний год, а также от того, каковы остатки инвентаря на разных площадках.

— Насколько я понимаю, интересная ситуация сложилась с телевидением, потому что они явно прогадали с ценами.

— Да, вот вам пример. Количество денежных средств растет даже быстрее, чем в прошлом году. Если в 2010-м денег на рынке было больше на 20 процентов, то в этом году налицо 23-25 процентов прироста. Другой вопрос, реализуются ли деньги в инвентарь или нет?

Результат зависит от ряда обстоятельств, от существующего баланса между спросом и предложением на площадках. И как показывает анализ рынка телевизионной рекламы, уже есть дисбаланс: на телевизионных каналах нет инвентаря в значительном количестве, чтобы встретить нынешний спрос. Понятно, что сейчас легко удивляться, мол, как же так? Но с другой стороны, если вы сидите и торгуете временем в сентябре прошлого года, то угадать, что будет весной нынешнего, согласитесь, тяжело. Вот так и получилось. В целом есть предпосылки для того, чтобы рынок разогревался.

— Нет ли у вас ощущения, что реклама на радио и в газетах уже не столь эффективна и от нее стоит отказываться?

— У меня лично такого ощущения нет. Хотя существует гипотеза, что в глобальном плане радио потихоньку теряет долю. Если пять лет назад она была, допустим, восемь процентов, то сейчас семь процентов. Радио тяжело конкурировать в современном насыщенном информационном пространстве. Особенно с интернетом. Основной "поедатель доли" и главный конкурент - это, конечно, интернет. С другой стороны, я уверен, что, например, у специализированных радиостанций типа "Коммерсантъ FM" или "Business FM" достаточно сильная позиция, потому что слушать в машине новости очень удобно. Я не буду, сидя за рулем, читать новости в интернете. А вот если речь идет о road music - музыке, которую вы слушаете в дороге, то конкуренция с iPad очень шаткая вещь, поскольку в машину я могу взять iPad, наушники и слушать свою любимую подборку.

Такая же ситуация с прессой - ей тяжело конкурировать с интернетом. Причем все это понимают, но что делать, никто не знает. В The New York Times, например, уже объявили, что будут монетизировать свои интернет-ресурсы. Но это очень тяжело реализовать, потому что сражаться с открытым доступом, создавать подписку, подтягивать какую-то долю из интернета - для любого старого большого традиционного издания проблематично. Изначально "под бумагу" определенным образом была выстроена бизнес-модель: огромный офис, в котором сидит много служб, большие расходы, огромное количество журналистов… А посмотрите, как работает интернет - social media, например. Это открытое пространство, где журналисты вообще не нужны, они могут быть независимыми обозревателями. Но читатели пересылают друг другу ссылки, и таким образом информация распространяется мгновенно. Вот, пожалуйста, пример: ролик нашего агентства Znamenka про белку - он же не транслировался на ТВ, был выложен только в интернете и, тем не менее, получил огромную известность и популярность.

Получается, что интернет отъедает у всех сегментов, за исключением одного - наружной рекламы. У наружной рекламы он съедает совсем немного, за счет диджитализации indoor-a. Наружная реклама - это единственное СМИ, которое про место, а не про контент.

— Но вот сейчас у "наружки" тяжелые времена: оптимизируют рекламное пространство, убирают щиты из центра города.

— Это совершенно другая история. Мы сейчас говорим про взаимодействие сегментов - есть условный спрос, дальше он распределяется. При стабильности инвентаря интернет все равно будет отъедать кусочки спроса: много у радио, много у прессы, немножко или много у телевидения, и ничего не будет отъедать у наружной рекламы.

История с сокращением инвентаря связана с регулированием. Понятно, что исторически сложилось так, что объем наружной рекламы в России большой. И именно поэтому доля тех средств, которые расходуются рекламодателем на наружную рекламу тоже большая. Если количество инвентаря в Москве будет срезано в два раза - что, скорей всего, произойдет, то в какой-то момент объем денег уменьшится. Рекламодатели не готовы платить за щит в два раза больше. Естественно, деньги перетекут, но это немного другая ситуация. Для всего, что связано с контентом - радио, пресса и телевидение, существует угроза потери части пользователей из-за интернета, поскольку он дает уникальную возможность прямого доступа.

В Европе, например в Великобритании, интерактивный сегмент занимает чуть ли не 30 процентов рынка. Причем интерактивный сегмент увеличился с 5 до 35 процентов за пять лет. То есть рекламные затраты на интернет в этой стране сопоставимы с телевидением.

— Как долго на российском рынке будет доминировать телевизионный сегмент?

— Я думаю, телевидение достаточно долго будет занимать минимум 50 процентов, его нельзя сбрасывать со счетов. Возможность взять и показать ролик на все 50 миллионов домохозяйств в России - это серьезный фактор, и цены будут расти, но они не поднимутся настолько, чтобы значительно сбить спрос и спровоцировать значительный отток денег из данного сегмента. Слишком уж заманчивый охват аудитории, пока никакое другое СМИ такую возможность предоставить не может.

По нашим оценкам, в 2011 году доля ТВ, скорее всего, даже вырастет, что связано со значительным спросом на это СМИ. С 55 процентов в 2010-м до 57 процентов. В последующие годы, очевидно, данный показатель будет держаться на уровне 55-57 процентов от общего рекламного бюджета.

— По охвату территории телевидение, конечно, впереди, а с другой стороны - вопрос эффективности. Вы часто смотрите рекламные паузы?

— Лично я - очень редко.

— И я очень редко. Мне кажется, что процент людей, которые переключают канал или уходят во время рекламы, велик. И степень вовлеченности человека, например, в рекламу в интернете и по телевидению – совершенно разная.

— Очень спорный вопрос. Вы часто на баннер кликаете в интернете?

— Нет.

— Вы сами ответили на свой вопрос. Вопрос вовлеченности - очень сложный, это дискуссия, которую можно начать сейчас, а к концу недели так ни о чем и не договориться. Поэтому изначально медийную концепцию можно обозначить как Opportunity to See - т.е. возможность увидеть. Медийное планирование, по сути, лишь делает предположение о вовлеченности потребителя, но никто не даст вам четкий ответ, какой эффект будет достигнут. Есть лишь предположение. Таким образом, рекламисты говорят: мы покупаем для вас, допустим, 500 пунктов рейтинга, и это дает аудитории возможность (здесь ключевое слово - возможность!) посмотреть. В интернете другие механизмы - клики. Но, опять-таки, кликнул кто-то, а дальше? Наверное, окончательный ответ можно найти, если это уже полностью закольцованное CRM-решение: когда идет специфическая кампания, и ты видишь, сколько ты реально продал. Тогда можно говорить об эффективности данной кампании, где, кстати, интерактивные решения имеют огромные преимущества. Еще есть традиционный direct mail, когда можно посчитать, сколько писем ты разослал, сколько раз тебе позвонили и сколько звонков потом конвертировалось в покупки. Тогда да - это чистая модель. Ни телевидение, ни радио этого не дает. Если только речь не идет о TV-Shop.

— Давайте поговорим о социальных медиа и социальных сетях, где сейчас наблюдается настоящий бум. В чем специфика этих площадок? Кому стоит использовать эти медиа? Каким рекламодателям не стоит туда идти?

— Я считаю, что подумать стоит всем, потому что это слишком привлекательно и слишком значимо. Если мы посмотрим объемы аудитории соцсетей, то она огромна. Если вы директор по маркетингу, вы просто не сможете проигнорировать такую площадку. Дальше уже встает вопрос, как к ним подойти. Дело в том, что это достаточно специфические каналы коммуникации, назвать их медиа у меня даже язык не поворачивается. Мне больше нравится термин social media - некий срез между медиа и PR-ом. Это работа с контентом, с информационными поводами, канал, требующий постоянной и кропотливой работы.

— Те же самые бренд-сommunity. Ты уже привлек аудиторию, но дальше тебе нужно поддерживать ее интерес.

— С ними надо работать на ежедневной основе. Для этого, во-первых, нужно иметь ресурсы, например время, поскольку любому человеку всегда его не хватает. Для многих это неразрешимая проблема. Дальше необходим ресурс либо на стороне агентства, либо на стороне специализированной компании, то есть, так или иначе, нужен провайдер. Вряд ли компания будет заниматься продвижением в social media самостоятельно.

— Что нужно делать рекламодателю, чтобы быть интересным своим "френдам"?

— Есть отличный пример: в марте в Барселоне состоялся Global Sport Forum, и на Facebook была выложена презентация о работе, проведенной фан-клубом болельщиков "Барселоны". Я хорошо об этом знаю, потому что моя старшая дочка состоит в нем - в клубе зарегистрировано около 2,5 миллионов фанатов! Они общаются, обмениваются информацией. К примеру, есть специальные настройки, с помощью которых можно купить билет на матч. Или, например, если кому-то захотелось майку клуба, он сразу найдет ответ, где ее заказать. То есть, это уже не только площадка для общения друг с другом, а инструмент, позволяющий участникам сообщества решать многие задачи. Вот мои дочки через Facebook смотрели последний матч, при этом одновременно общались с болельщиками из Лондона, Японии…

— Это удобно, потому что можно очень быстро реагировать.

— Моментально! Нужно только кормить сообщество информационными поводами. Почему ФК "Барселоны" существует? Там постоянно что-то происходит: этого игрока купили, другой в каком-то скандале засветился, куда-то команда уехала… И эти события интересны всему клубу.

Подчеркну, что для меня social media это, все же, больше PR - по сути, новый сегмент. Мне кажется ошибочным рассматривать эти площадки как часть медиа - интернета.

— Давайте поговорим еще об одном интересном сегменте. В прошлом году неожиданно для многих значительный рост показал рынок BTL-услуг. Что вообще входит в понятие "BTL-услуги"?

— BTL – это достаточно широкая сфера, куда входит множество специализированных услуг. Самое распространенное - то, что называется "промо": разного рода акции, какие-то кратко- или среднесрочные мероприятия для стимулирования сбыта. Они очень разнообразны, начиная от раздачи лифлетов и заканчивая представлениями какого-либо продукта в точках продаж. Это, пожалуй, самый емкий сегмент и по бизнесу Группы АДВ, и в целом по рынку: больше половины всех денег в BTL приходится на промоакции.

Второй большой сегмент - все, что связано с организацией событий, event management. Этот сегмент меньше, чем промоакции, он распадается на несколько подсегментов. Основной из них - проведение широких массовых событий, праздников. Например, есть какой-то новый продукт, есть задача его продвижения. И вот команда едет по стране и, к примеру, в пятнадцати городах проводит какие-то однотипные мероприятия. Или несколько команд одновременно проводят мероприятия в ряде городов - могут быть разные варианты. Есть вид проведения эксклюзивных мероприятий, начиная с выставки миллионеров и заканчивая теми или иными частными мероприятиями.

Третий большой сегмент мы называем trade. Туда входит все, что связано с взаимодействием с точками продаж в отношении непосредственного стимулирования спроса. Еще один термин - мерчандайзинг. Сюда относится все, что связано с полками, с продуктами, с кассами. Механизмы достаточно сложные, и в России они пока не приобрели такого размаха, как на Западе. Забегая вперед, скажу, что рост всего BTL будет очень высоким, и драйвером будет именно торговый сегмент, trade-сегмент.

Сегодня на рынке BTL происходят значимые изменения. Процесс стирания границ между BTL и ATL после кризиса стал еще более стремительным. Безусловно, как я уже говорил, BTL - это, в первую очередь, различного рода промоакции, мерчендайзинг, CRM, Direct Marketing, Events и т.д. Вместе с тем BTL уже не существует без стратегии, креатива и интегрированного подхода.

BTL-агентства работают в системе проектных и поточных тендеров, и время их работы с клиентами часто бывает ограничено. Таким образом, сам формат их работы диктует правила игры: для того чтобы оставаться конкурентными, они должны постоянно быть на пике новых тенденций, оставаться чуткими к изменениям рынка, гибкими в предоставлении клиентам спектра самых разных возможностей. Поэтому рынок BTL сегодня предлагает различные интегрированные решения, реализует нестандартные, в том числе digital, проекты.

— Рост этого сегмента напрямую связан с покупательской активностью?

— Если вы посмотрите на статистику, то, как это ни парадоксально, в 2009 году потребительская активность не очень сильно снизилась, за исключением отдельных групп товаров, например автомобилей. Валовой продукт в России сократился не так уж сильно. Может быть, кто-то поспорит со мной по поводу того, что такое сильно, но он упал всего лишь на восемь процентов. При этом не будем забывать, что в 2009 году была достаточно высокая инфляция, поэтому общая рублевая масса, вращающаяся в экономике, осталась примерно такой же. При сравнении общего потребительского спроса 2009 года с докризисным 2008-м можно увидеть, что он сопоставим - т.е. общее количество рублей было примерно таким же еще и за счет инфляции: в номинальном виде товаров купили меньше, но заплатили за них примерно столько же, сколько в 2008 году.

Безусловно, экономика - это главный драйвер, и гораздо хуже, если она не просто падает, а стагнирует, потому что краткосрочное падение можно пережить, затянуть пояса, а потом, по сути дела, о нем уже никто не вспоминает, все живут настоящим или будущим - это особенность человеческой психологии. Плохое быстро забывается. При этом стагнация как продолженное во времени явление постоянно напоминает о себе.

— Что в большей степени влияет на развитие BTL-категории?

— На BTL очень сильно влияет становление и развитие ритейла - эта категория сильно меняется. Безусловно, идет консолидация, идет развитие.

Понимаете, одно дело - заниматься трейд-маркетингом, если у тебя миллион розничных точек и все они принадлежат разным владельцам, с которыми еще нужно договориться. Другое дело, когда ритейл консолидирован и тебе нужно договориться, условно говоря, с десятью поставщиками - большими сетями. Понятно, что с ними дело иметь сложнее, чем с ларьком, куда можно прийти и повесить, например, какие-нибудь часы. Это, кстати, было моим первым рекламным проектом, когда в 1992 году я занимался мерчендайзингом в компании British American Tobacco. У меня была задача в течение месяца договориться с пятьюстами ларьками и разместить в них рекламные материалы компании.

Возвращаясь к вопросу о причинах роста категории, я бы особо выделил следующие процессы, происходящие на рынке:
- sales driven – задачи брендов по увеличению продаж в послекризисный период;
- высокая продуктовая активность брендов на рынке, требующая быстрого внедрения продукта в систему потребительских предпочтений, одним словом, вовлечения в орбиту бренда;
- перетекание ATL бюджетов в BTL;
- борьба за полку - т.е. конкурентная борьба за присутствие в торговых сетях и точках продаж.

— Какие факторы влияют на выбор рекламодателем канала для продвижения своего продукта?

— Самый серьезный фактор связан с экономикой. С одной стороны, это инфляция в медиа, с другой стороны - отсутствие инвентаря у селлеров.

Допустим, я рекламодатель и у меня есть дополнительный бюджет. Я прихожу на телевидение, а мне говорят: "Ничего нет, и если даже мы что-то найдем, это будет стоить очень дорого". Естественно, я начинаю рассматривать альтернативы. Пришел в наружную рекламу - та же самая ситуация: нет свободных щитов, а если есть, то не того качества и непонятно где. Интернет, даже при большом желании, не может вместить такого количества рекламы. Ну, разместил ты 100 баннеров, но 200 уже не будешь.

Вот BTL - очень хорошо. Так что второй серьезный фактор - это общая ситуация на медийном рынке, которая характеризуется горячим спросом, ростом цен и отсутствием инвентаря - по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Исходя из всего этого, BTL остается мощным инструментом.

— А решает ли BTL коммуникационные задачи брендов?

— Безусловно решает, и при этом весьма эффективно. Третий фактор - как раз изменение коммуникационных задач в целом. Большинство брендов - зрелые, кардинальных запусков новых продуктов не так уж много, все бренды более или менее отстроены. Тем не менее, задачи бренда могут быть абсолютно разными. И если речь идет о быстром построении узнаваемости, то конечно, нужно выбирать ТВ, а если стоит задача внедрения продукта, активации его использования и включения в повседневное потребление, то логичнее выбрать trade-канал в различных механиках.

— Насколько рынок BTL готов к выполнению любых задач клиента?

— Четвертый фактор - это как раз готовность инфраструктуры рынка. Если клиент выходит с пониманием того, что ему нужно использовать BTL как канал коммуникации, чтобы поддержать ту или иную акцию, то проблем нет. Есть достаточно большое количество профессиональных агентств, которые приходят и говорят: "Да, мы знаем, как это делать, у нас есть инструментарий, персонал, поля, у нас есть понимание, устойчивые связи с сетями". То есть на любой вопрос клиента они дают правильный ответ и убедительно доказывают, что смогут справиться с задачей. Дело в том, что сегодня одна из самых важных задач клиента - это интегрированный подход, достижение которого зачастую бывает достаточно сложным, поскольку клиент на реализации одного проекта вынужден общаться с десятком агентств. Поэтому сегодня многие ATL-агентства начали предлагать интегрированные услуги, в которые, в том числе, включены и BTL-сервисы. Но BTL-агентства прошли отличную школу выживания в минувший кризис - не имея долгосрочных контрактов, им пришлось делать буквально все и, конечно же, именно этот сектор готов к быстрым изменениям, быстрому обучению и выполнению любых задач клиента.

— Можем ли мы сравнить наш рынок со странами Восточной Европы?

— Я бы сказал, что критерий сравнения очень простой: мы намного больше, чем любая страна Восточной Европы, а размер очень важен, потому что, повторюсь, money talks. Если в сегменте есть деньги, то они так или иначе заставят участников выстроиться определенным образом. Логика очень простая: если я директор по маркетингу и подписываю бюджет, то я должен быть уверен в том, что этот бюджет будет проинвестирован, обработан и отмониторен правильно. И, как показывает практика, спрос диктует правила, а предложения рано или поздно появляются. В Восточной Европе, безусловно, достаточно развитые рынки, но мы отличаемся от них в первую очередь масштабом. С точки зрения развитости и качества инфраструктуры мы тяготеем, все-таки, к развитым ранкам: к Испании, к Италии, к Франции.

Польский рынок достаточно большой и развитый, но давайте называть вещи своими именами: российская экономика генерирует более чем полтора триллиона долларов валового продукта. Это все-таки лига первых десяти-пятнадцати. При всем уважении, рынки таких стран, как Чехия, Венгрия, небольшие, поскольку страны эти маленькие. При этом, безусловно, там тоже есть достаточно развитые инфраструктуры.

— Насколько Россия отстает по объему рынка от развитых стран?

— Не секрет, что безусловный мировой лидер по объемам рекламы - это США с бюджетом, более чем в 20 раз превышающим российский, порядка 140 миллиардов долларов в 2010 году. В прочих странах "большой семерки" рекламные инвестиции также выше российских: в Японии - в 6 раз, во Франции - в 2 раза. Однако, по нашим данным, в 2011 году по своему объему российский рынок вплотную приблизится к итальянскому и составит порядка 10 миллиардов долларов.

— Вы можете привести несколько примеров рекламы, которая лично вам очень понравилась в прошлом году?

— Я принимал участие в работе жюри "Серебряного Меркурия" (премия в области маркетинговых услуг - прим. Ленты.ру) в мае прошлого года. Там, например, была отмечена кампания МТС Red Energy, на мой взгляд, объективно. МТС в прошлом году вообще делал неплохие кампании - и креативные идеи хорошие, и коммуникационные. Объективно мне нравятся работы нашего агентства Znamenka для Минздравсоцразвития России, хотя, говоря об одном из агентств Группы АДВ, я немного занимаюсь саморекламой.

Нравится то, что мы делаем для Сбербанка, нравятся ролики Олимпийского комитета - я имею в виду Сочи-2014. Это правильные качественные работы - и не один ролик, а вся линейка.

— А как вам талисманы?

— Лично мне реально понравилась жаба, которая появилась, когда предлагали талисманы. Кто-то сказал, что в интернете она получила больше всего голосов. Жаба была великолепная!

Интервью подготовлено Татьяной Ершовой

Подписывайтесь на канал «AdIndex» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях в рекламе и маркетинге.

последние публикации

Комментарии

Loreleya | 28.04.2011, 12:13
хороший дядечка
Anonymous | 28.04.2011, 13:33
to Loreleya видать Вы его не знаете
Anonymous | 02.05.2011, 23:21
Ну так Loreleya же сказала, что ей дядечка понравился, а не Кирилл Коробейников :) Ну а вообще - интервью адекватное. Ни чего нового для агентского сообщества, но полезно будет многим)
вы меня не знаете | 17.05.2011, 11:26
"Хороший" - действительно, не то слово.

Возможность комментирования статьи доступна только в первую неделю после публикации.

doc id = 8945

Каталог рекламных компаний России

Talant Base. Поиск по всем специалистам, работавшим над рекламными кампаниями с 2009-2015г


Adindex Print Edition - справочный журнал, посвященный рекламе и маркетинговому продвижению.
В издании систематизированы информационные, аналитические и статистические данные по ряду важнейших направлений отрасли.
Периодичность: ежеквартально.
При поддержке Agency Assessments International.
Цель проекта — создать новый инструмент на рынке коммуникационных услуг, презентующий объективную информацию о структуре рекламной индустрии и ее основных игроках.

Новости партнеров

Кейсы

AdIndex Market

все разделы

Нестандартная Реклама