Как «Труд» стал «корпоративной» газетой нефтяной компании «Роснефть»


Медиа | 17 Июня 2013

Как «Труд» стал «корпоративной» газетой нефтяной компании «Роснефть»
Газета «Труд» фактически стала «корпоративной» газетой нефтяной компании «Роснефть». Как стало известно ЖурДому, ежегодно из рекламного бюджета «Роснефти» выделяется 79 миллионов рублей. Именно эта сумма составляет основной бюджет редакции, штат которой не превышает и 10 человек

«Потрудились» в долг

Издание принадлежало холдингу братьев Ананьевых «Медиа 3». К концу 2010 года «Труд» оказался обременен долгами. К весне 2011 года они составляли примерно $7 млн., так что избавление от такого актива казалось рациональным шагом. Однако к декабрю 2010 года представители «Медиа 3» позволили себе целенаправленный слив информации о продаже газеты, и вопрос оказался закрыт. Было похоже на то, что стороны не сошлись в цене.

Та же проблема встала перед Ананьевыми следующей весной. В апреле 2011 года в игру вступила Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР). Это было весьма логично: газета «Труд» с момента своего основания считалась рупором профорганов. По утверждению ряда изданий, руководитель ФНПР Михаил Шмаков выразил желание приобрести «Труд» за сумму, не превышающую $2 млн. (кроме долгов). Продавец же запросил $15 млн. (из них долги издания составляли около $7 млн.), и Шмаков отступился.

В мае, когда Ананьевы расторгли контракт на производство контента с издательством «Газета «Труд», прошли слухи о том, что покупатель уже имеется, и это все-таки «профбосс». Поспешили даже объявить об удачной сделке, назвав сумму в $2-2,5 млн. Но это оказалось «уткой».
Летом 2011 года медийщиков взбудоражил очередной слух: газета «Труд» привлекла внимание могущественной госкорпорации «Роснефть». Якобы, после приобретения издания оно станет корпоративным изданием «Роснефти». В таком случае редакционную политику «Труда» ожидал кардинальный пересмотр. Громоздкого государственного монстра с трудом можно было представить в роли постоянного положительного ньюсмейкера и заправилы на страницах профсоюзного печатного органа.

Официальный представитель «Роснефти» Рустам Кажаров 22 июня прокомментировал эту новость, охарактеризовав ее как очередную пустую сенсацию. По его словам, «Роснефть» не приобретала «Труд». Вместе с тем на страницах самого издания, как и на сайте «Роснефти» в тот период никаких взаимных упоминаний нет. Впрочем, когда в конце сентября стало известно о начале процесса перехода газеты в новые руки, тот же Кажаров предпочел больше не говорить с такой уверенностью за всю свою компанию. Тем самым он лишь подогрел интерес журналистов.

Молчание нарушил новый главный редактор. Им оказался Валерий Симонов, который работал в той же должности главреда «Труда» в 2006-07 годах, а также в свое время возглавлял «Трибуну», «Комсомольскую правду» и «Экономическую безопасность». Симонову предложили занять кресло главного редактора в январе 2012 года. И первым, что сделал свежеиспеченный руководитель, было заявление, опровергающее версию с «Роснефтью». В своем интервью от 23 января он публично пожалел о том, что издание упускает такого перспективного инвестора. Что касается новых хозяев, то Симонов пояснил это так: «Пока имя нового владельца не разглашается. Если они захотят рассказать об этом, то сделают официальное заявление».

Странная оговорка. Фактически главный редактор указывал на то, что владелец издания – коллективное лицо. Либо – на то, что в сделке действует целая группа партнеров. Он говорит о владельце в третьем лице (и во множественном числе). Могла ли это быть корпорация? Да. «Роснефть» ли это? Симонов уверяет, что  нет. И это – самый спорный момент в его утверждениях.

Наконец, в начале февраля 2012 года появилось официальное сообщение гендиректора ООО «Газета «Труд» Александра Соколова, о том, что сделка по продаже газеты, наконец, завершена в январе 2012 года. Покупателем актива братьев Ананьевых назывался бывший советник Юрия Лужкова, зампред правления «РусГидро» Сергей Цой, который будто бы и совершил эту сделку через принадлежащий ему «Общественный институт свободной журналистики». В рамках этой сделки права на издание газеты перешли от ЗАО «Аргументы и факты» к ООО «Газета «Труд», которое и выкупил институт. Сторона-продавец устами гендиректора «Медиа 3» Максима Мельникова подтвердила факт смены владельцев «Труда».

Это входит в противоречие с заявлением Валерия Симонова. В самом деле, если Александр Соколов прав, то в таком случае объясняется факт возвращения Симонова: он является соучредителем института свободной журналистики вместе с Цоем и несколькими журналистами, включая Юрия Ряжского из «Вечерней Москвы». Неудивительно, что Ряжский теперь также является заместителем Симонова, то есть пришел вместе с ним из института. Но Симонов считает, что владельцы (владелец) должны озвучить себя сами. При этом Цой, якобы, новый владелец издания упорно отвергает слухи о связи с газетой «Труд». Характерно, что Сергей Цой не показывается на полосах газеты «Труд» ни в каком качестве позже декабря 2010 года. Тогда он заинтересовал журналистов «Труда» только из-за своей тяжбы с изданием LifeNews.

Подводная часть айсберга – «Роснефть»?

Остается проверить лишь последнюю из оставшихся версий, которую пока никто не комментировал в свете новых открывшихся обстоятельств. Итак, все же куплено ли издание «Роснефтью»? Мы просмотрели старые номера издания и обнаружили очень любопытный факт.

Если в онлайн-варианте «Труда» набрать в поисковой строке запросы «Роснефть» или «Сечин», то робот не выдает ни одной ссылки. Статей о них словно нет вовсе. Между тем, на страницах «Труда» их десятки. Все прочее находится на сайте газеты без особого труда.

Проверка архива номеров показала, что примерно с марта 2012 года на рекламной полосе «Труда» прочно прописывается «Транснефть». Для начала это были объявления об открытом конкурсе на строительство одного из трубопроводов. В номере за 24 мая на полосе воскресного выпуска («Труд-7») даже несколько вразрез с развлекательным назначением выпуска опубликована большая статья об этой корпорации. В начале мая 2012 года центральный разворот одного из номеров был выкуплен полностью «Русинвестом» для подачи деловой информации. И вот наконец, 6 июня 2012 года на полосах издания появляется отныне не сходящий с них персонаж – Игорь Сечин (и «Роснефть»).

Однозначно утверждать, что газета, как ей и пророчили, стала «корпоративным изданием «Роснефти», в полном смысле этого слова не приходится. Все-таки какой-то объем контента в «Труде» отведен под злободневную тематику, в частности – профсоюзную. Однако редакционная политика однозначно претерпела поразительные изменения. Отныне в «Труде» запрещено упоминать (даже в рекламе) о конкурентах «Роснефти». Всем персонажам, враждебным Игорю Сечину (например, Аркадию Дворковичу) в случае необходимости «перемывают кости» на страницах газеты в режиме нон-стоп. Новости о «Роснефти» неизменно позитивные. Даже политическая направленность материалов развернула вектор в строгом соответствии с позицией Сечина. А на последней полосе почти каждого выпуска «толстушки» («Труд-7») красуется большой рекламный проспект этой нефтяной корпорации. В том, что «Труд» перешел под контроль ведомства Сечина, никаких сомнений не остается. Важно лишь понять, каким именно образом этот контроль осуществляется.

Помочь понять это может любопытная деталь: 8 июня 2012 года Сергей Цой получил награду в «Роснефти» за успешный менеджмент , т. е. оппонентом Сечина на тот момент он в любом случае не являлся. Более того, мог служить необходимым прикрытием. Его институт в таком случае использовался как поставщик необходимых топ-менеджеров.

Более того, в распоряжении ЖурДома оказалась копия документа, который позволяет немного прояснить механизм контроля над изданием. Из документа следует, что «Роснефть» перечисляет «Труду» 79 млн. рублей в год. Этих денег фактически хватает на то, чтобы содержать все издание. Взамен «Труд» превращается в бюллетень «Роснефти». Этого пока не произошло, но тенденция налицо. Если в 2012 году статьи об Игоре Сечине и «Роснефти» публиковались в среднем раз в две недели, то в 2013 году – вдвое чаще.

Руководитель управления информационной политики НК «Роснефть» Владимир Тюлин отказался комментировать информацию о финансировании газеты «Труд» со стороны нефтяной компании.

Объяснить эти перечисления одним затратами на рекламу вряд ли удастся. Аренда печатной площади под рекламу в газете «Труд» стоит 700-750 тыс. рублей. До середины апреля в издании было размещено 10 полноценных однополосных рекламных постеров «Роснефти». Следовательно, в год таких постеров запланировано разместить немногим больше 30-ти. Все это и еще небольшое количество мелких объявлений не может превышать суммарно 25 млн. рублей. Выходит – остальное платится за недвусмысленную политику редакции. И называется это просто – контроль.

Разумеется, прямых доказательств факта приобретения издания именно «Роснефтью», нет. Но зная напористость Сечина и некоторые нетривиальные методы контроля, которые применяют государственные корпоративные чиновники, мы можем смело утверждать: газета «Труд» контролируется именно Сечиным.

Подписывайтесь на канал «AdIndex» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях в рекламе и маркетинге.

последние публикации