Сегал, Вырыпаев, Хомерики, Демидова и Хмельницкая сняли кино для сока Rich


Медиа | 22 Мая 2013

Сегал, Вырыпаев, Хомерики, Демидова и Хмельницкая сняли кино для сока Rich
Кино между искусством и рекламой: авторский проект режиссеров "новой волны"

Вчера в летнем кинотеатре "Пионер" в Парке Горького состоялся показ альманаха короткометражных фильмов, созданных по заказу компании «Мултон».

Проект был разработан агентством Ogilvy Russia, съемки организовывало представительство компании Metra Films в Грузии.

Знаменитые режиссеры – призер Каннского кинофестиваля Николай Хомерики ("Вдвоем", "Сказка про темноту"), участник Венецианского кинофестиваля Иван Вырыпаев ("Эйфория") и лауреат "Кинотавра" Михаил Сегал ("Рассказы"), а также творческий тандем - Наталья Демидова и Алиса Хмельницкая – представили четыре короткометражных фильма, четыре вариации одного и того же сюжета. Вместе они складываются в своеобразный калейдоскоп, позволяющий увидеть, что каждый момент жизни может быть воспринят с разных сторон и прожит по-разному.

1 фильм

Какие наши действия?

Михаил Сегал

Все что происходит, могло произойти иначе. И именно в этом состоит прелесть жизни. Об этом и фильм. Это история, в ходе которой серия абсурдных, случайных событий приводит героиню к романтической встрече. Или нет?

2 фильм

Молчание

Наталья Демидова и Алиса Хмельницкая

3 фильм

Обратно

Николай Хомерики

4 фильм

На правах рекламы

Иван Вырыпаев

Adindex публикует расшифровку  ответов режиссеров на вопросы аудитории, приглашенной на презентацию проекта. Модератор дискуссии – Михаил Борзенков, ведущий передачи "Магия кино" на канале «Культура», теле- и радиожурналист.

Михаил Борзенков. В чем разница языка короткого рекламного жанра и большого кино и есть ли она вообще? Ведь по идее это все просто разные выразительные средства.

Михаил Сегал. Ну что ж, я здесь, чтобы открыть страшную тайну, которую до этого не знал никто. Разница между языком большого кино и языком рекламы существует. (!)

Михаил Борзенков. В чем она?

Михаил Сегал. На этот вопрос ответит…

Иван Вырыпаев: Для меня нет разницы. Во-первых, большое кино я никогда не снимал.

Михаил Борзенков. А «Кислород», «Эйфория»?

Иван Вырыпаев: Это не такое и большое кино.

Михаил Борзенков. Но оно длинное, по крайней мере

Иван Вырыпаев: Относительно этих фильмов длинное.

Михаил Борзенков. Должен отметить, что для Ивана Вырыпаева язык этих фильмов один и тот же, этого отрицать нельзя.

Иван Вырыпаев: Мне кажется, ты просто используешь то время, которое тебе предоставляют – не важно,пять минут или час пятнадцать, чтобы как-то обратиться к зрителю. Хотя в пять минут уложиться сложнее, конечно.

Михаил Борзенков. Есть такие вещи, которые нельзя сказать за пять минут?

Иван Вырыпаев: Есть вещи, которые вообще нельзя сказать. Время не имеет значение.

Михаил Борзенков. На тонкую ноту вышли. Помогают ли ограничения режиссеру?

Николай Хомерики. Помогают, если они не идеологические. Когда говорят «у тебя пять минут и столько-то денег», это нормально. Технические рамки полезны. Но тебе не должны говорить, что обязательно должен быть хеппи энд, к примеру.

Михаил Борзенков. Короткая форма стесняет вас как режиссера?

Николай Хомерики. Это скорее вопрос драматургии. Как разница между стихотворением и поэмой. Стихотворение ведь гораздо сложнее написать. В три строчки, как у японцев, уложить смысл всего, сложнее, чем написать три тома, где подробно рассказать всю жизнь. Студенты, которые снимают кино, думают, что занимаются какой-то ерундой, а вот придет время, и они снимут большое кино. Я-то как раз считаю, что самое сложное – это снять трехминутный фильм.

Вопрос из зала. Что вы хотели сказать своими работами, для чего вы снимали эти фильмы?

Михаил Борзенков: Вы украли у меня главный журналистский вопрос. Еще остался второй: «Были ли смешные случаи на съемках».

Иван Вырыпаев. Странный вопрос. Режиссер заслужил право говорить своими работами, а не после работы комментировать эти работы устно.

Михаил Борзенков: Михаил?

Михаил Сегал: Можно я один раз из ста, оставаясь приветливым человеком, не буду отвечать? Пусть это будет сегодня.

Николай Хомерики. Художник никому ничем не обязан. Зрителю? Да бог с ним. Как только художник, я сейчас не про себя, это слишком пафосно, как только человек, который занимается чем-то близким, начинает подстраиваться под интересы зрителя, он начинает заниматься… рекламой.

Художник говорит то, что у него болит. Потом это нравится или не нравится. Если бы Босх думал о том, как зритель отнесется к его картинам, он не стал бы Босхом.

Если дают возможность, как Rich, спасибо ему за это, сделать то, о чем болит, хотя бы кусочек, три минуты, возможно, потом это перерастет в что-то большее. В принципе, зритель это тот, кто тебя понимает. Его не может быть много, это не миллионы.

Вопрос из зала. Т.е. эти ролики рассчитаны на элитарную аудиторию.

Николай Хомерики. Почему элитарную? Они для аудитории, которая хоть чуть-чуть думает. Почему если думает, то сразу элитарная?

Михаил Борзенков: У меня технический вопрос. Недавно в Россию приезжал Роман Коппола, наследник знаменитой кинематографической семьи, он снимает и большое кино, и много рекламы тоже. Он рассказывал, что недавно, работая над роликом Coca-Cola, хоть у него и было две недели на подготовку, он не знал, что будет снимать и узнал только в день съемки. Сколько у вас было времени на разработку идеи?

Михаил Сегал: Работа над идеей временем не измеряется. Она приходит в один момент. Или не приходит месяцами. А вот время ее разработки это вопрос в каком-то смысле техники. Условно, я могу придумать идею и часа за три нарисовать раскадровку.

Иван Вырыпаев: А я какое-то время думал, несколько дней, наверное. Интересно-то мне стало сразу – пространство рекламы было новым для меня. Я вообще подумал, что можно полнометражный фильм сделать, где люди говорят, как в рекламе, восторженно, «О, привет!».

Вопрос из зала. Не считаете ли вы, что реклама губительна для кино? Когда идет фильм, и вдруг  героине, которая плачет, ее визави говорит «Вытри слезы салфеткой Zewa Plus». Все, правда рушится.  Я уже не атмосфере.

Николай Хомерики. Вы говорите о Product Placement. В альманахе от Rich в фильме бренда нет, кроме заставки-анонса и первой сцены, где героиня пьет сок. Мы говорили только то, что мы хотели.

Михаил Сегал: Я думаю, что хорошему кино Product Placement не помешает. А плохому кино… поможет.

Михаил Борзенков: Иван, вам приходилось задействовать Product Placement в своих фильмах?

Иван Вырыпаев: Приходилось. В «Эйфории» это была водка «Путинка». В «Кислороде» не было.

Вопрос из зала. Как вы относитесь к тому, что сейчас реклама активно аппроприирует различные приемы, которые были созданы в большом кино. Все, что подворачивается под горячую руку берется на вооружение рекламой…

Михаил Борзенков: Т.е. реклама ворует идеи у кино, а кино, возможно, ворует идеи у рекламы. Есть такое?

Михаил Сегал: Какое-то время, в начале 90-х, кино и реклама шли «ноздря в ноздрю», и какое-то время это было продуктивно. Сколько после художественного фильма «Матрица» мы видели «облетов» людей и не людей вокруг предметов во всех клипах всех брендов всех стран. Это «воровство» не хуже любого другого.

Николай Хомерики. Можно украсть технический прием, но невозможно украсть идею. Поэтому многие режиссеры могут и не регистрировать свои сценарии. Пусть попробуют снять что-то подобное – не получится.

Иван Вырыпаев: Если серьезно говорить, то вот почему меня этот проект заинтересовал. Я говорю сейчас не о содержании, а о форме контакта со зрителем. Сегодня контакт, которым пользуется реклама, клип или концерт, он наиболее адекватный современному искусству. Мы больше не можем воспринимать произведение, если оно находится за четвертой стеной. Нам нужно, чтобы оно с нами говорило. Мы больше не можем просто смотреть. Нам нужно, чтобы с нами говорили. Везде  – в театрах, на концертах симфонических. Не можем больше просто слушать музыку, хотим, чтобы она с нами говорила.

В рекламе есть один большой грех и минус – в том, что за деньги человек уговаривает других делать то, чего сам не делает. Я сам сок Рич никогда не пью, даже не знаю, как он выглядит. Но говорить за деньги «Пейте» я бы, наверное, не стал. Но работать с этой энергией, вопрос того самого контакта, это здорово и интересно. В моем фильме, в конце, звучат ведь правильные вещи, это совсем не шутка. Все, что они говорили, действительно очень круто. Действительно, нужно сделать мир шире, а все входящие бесплатными.

Adindex: Есть стереотип, что в режиссёрской тусовке принято считать рекламу неким «низким жанром», что, де, кто не тянет большой метр, тот упражняется на роликах. Как вы для себя отвечаете на вопрос: достойна ли реклама того, чтобы быть приложением режиссерского таланта, или это чистейшая работа на портфолио до первой возможности уйти в большое искусство?

Наталья Демидова: Мой ответ прост: есть профессия РЕЖИССЕР РЕКЛАМЫ. Это отдельный жанр, где любой талант приветствуется, в том числе и режиссерский.

Adindex: Вообще, по вашему опыту, каждый ли рекламный режиссер мечтает о «разрыве шаблона» и переходе в большое кино? Как это сделали, к примеру, Бекмамбетов, Чеважевский, Буслов, тот же Сегал. Или это вопрос тонкой настройки каждого конкретного человека?

Наталья Демидова: Это вопрос роста каждой конкретной личности. Будь то режиссер или оператор, или артист…Человек взрослеет, меняется его мироощущение и соответственно,формы и методы творчества!

Adindex: Для вас и Алисы Хмельницкой это был первый режиссерский опыт?

Наталья Демидова: Нет, не первый. Алиса очень успешный сценарист и сняла большой метр, как режиссер… Мой мир - это реклама. Нам было интересно поработать с таким необычным форматом.

Adindex: Что привлекло вас в этом проекте, почему вы приняли в нем участие?

Свобода!!!

Adindex: Как вы считаете, если в рекламе будет больше таких больших профессионалов, которые были приглашены для данного проекте, кто от этого выиграет, кто проиграет – кино, реклама, мы все?

Наталья Демидова: Выиграют все, и реклама в том числе! Новые формы! Новый подход к задаче! Новые горизонты!

 

Михаил Борзенков: Реклама и кино, как выяснилось, две вещи не несовместные. Более того, они взаимно обогащают друг друга. Радует, что примеры подобных проектов, которые давно популярны на западе, появляются у нас . В рекламу пришли большие режиссеры и благодаря этому у нас, как у людей, у которых есть интерес к тому, чтобы подумать, появился повод, чтобы сделать это как минимум четыре раза.

 

Страница проекта: http://rich-juice.me/

Канал на YouTube: https://www.youtube.com/RichJuiceRussia

Подписывайтесь на канал «AdIndex» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях в рекламе и маркетинге.

последние публикации

Комментарии


Возможность комментирования статьи доступна только в первую неделю после публикации.

doc id = 8945

Каталог рекламных компаний России

Talant Base. Поиск по всем специалистам, работавшим над рекламными кампаниями с 2009-2015г


Adindex Print Edition - справочный журнал, посвященный рекламе и маркетинговому продвижению.
В издании систематизированы информационные, аналитические и статистические данные по ряду важнейших направлений отрасли.
Периодичность: ежеквартально.
При поддержке Agency Assessments International.
Цель проекта — создать новый инструмент на рынке коммуникационных услуг, презентующий объективную информацию о структуре рекламной индустрии и ее основных игроках.

Новости партнеров

Кейсы

AdIndex Market

все разделы

Нестандартная Реклама