Анри Руссо. Архаический авангардизм


Галерея | 28 Ноября 2011 | 2

Анри Руссо. Архаический авангардизм
"Ядвига мирно почивает/И видит дева дивный сон/Как заклинатель змей играет/Взяв на свирели мерный тон/Блестит листва кустов прибрежных/И воды серебрит луна/И гады от мелодий нежных/Впадают в транс - подобье сна". Анри Руссо о своей картине «Сон»

Вот об этой:

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Сон

Ну, чтобы окончательно добить тему примитива в авангардизме, я решил написать об Анри Руссо. О нашем примитиве – о Пиросмани – я уже написал, напишу теперь о ненашем. Вам же интересно, как с этим делом обстоит у них? Ну вот, иду навстречу вашим почему-то невысказанным запросам. Хорошая, кстати, мысль – вы можете писать в комментах свои пожелания, а я - если, конечно, еще захочу – оформлю их в виде бодрого и познавательного текста с картинками. Пишите что-нибудь оригинальное, типа: «Ув. Андруша! Во первых строках сообщаем, что мы любим всей семьей читать то, что вы понаписали, а потом до посинения спорить, правильно ли мы поняли все использованные вами буквы, слова и выражения. Очень просим вас написать про художника/направление/стратегию/… Мы это очень любим, хотя родственники и обижаются. С наилучшими пожеланиями и здоровья детям, чтоб они так же жили, как мы». Адрес вы знаете.

Однако – Анри Руссо (1844—1910). В отличие от нашего человека в Тбилиси - Пиросмани, который хоть чуть-чуть поучился у передвижных народных творцов вывесок/рекламы, Руссо не учился ни у кого. Правда, у него была другая пруха – Лувр под боком. В Тифлисе при жизни Пиросмани музеев не было. В Париже с этим было чуть лучше, и Руссо ходил туда по собственной инициативе делать копии с шедевров. Вот ведь – Европа, блин, там любой сын жестянщика (жестянщик – это папа Руссо) знает, что настоящие художники копируют в Лувре. И что, если ты тоже хочешь стать таким художником, надо там копировать.

Опять же, в отличие от Пиросмани, Руссо имел постоянное место работы – парижскую таможню, а искусству посвящал вечера и выходные. Т.е. в чистом виде оправдывал термин «художник выходного дня», коим в Европе стали обозначать таких самодеятельных творцов, количество которых к концу XIX века все увеличивалось. Пиросмани, как вы помните, сделал искусство профессией и жил за счет него. Я постоянно буду сравнивать этих двух художников – во-первых, на мой взгляд, это два самых могучих примитива, а во-вторых, несмотря на расположение на одной историко-культурной полке, у них полно существенных различий. Например, вот то, что они воспроизводили в своей практике два совершенно разных способа профессионального существования. Пиросмани – средневековую по сути модель жизни бродячего живописца, работающего исключительно на заказ и в широком диапазоне от вывески до фрески; Руссо – современную ему европейскую модель, когда художник пишет что хочет, а пиарится и реализуется через выставки и сопутствующую профессии прессу.

За кисти Руссо взялся поздно, ему было тогда уже около 40 лет. А впервые выставился в Салоне Независимых в 1886 году. В этом Салоне выставлялись все, кто хочет, или кого не взяли на официозные Парижские салоны. Выставлялись там, помимо прочих, и люди совсем не слабые. В том же 1886 месте с Руссо, например, там висели Одилон Редон, Жорж Сёра и Поль Синьяк – народ все из самых крутых тогдашних новаторов.

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Карнавальный вечер

Руссо выставил вот эту картинку. Тут уже видны характерные черты его стиля – глубокое пространство, размеренное чередование планов – уроки Лувра сказались - обилие тщательно проработанных деталей и полное отсутствие световоздушной перспективы – это, вообще, характерные качества работ наивных художников. Ну, световоздушная перспектива – вещь тонкая, рождающаяся из наблюдения, а наивные художники, как и дети, пишут то, что знают, а не то, что видят. Это такой достаточно архаический взгляд на мир. Любовь же к деталям – это, во-первых, следствие почти детского восторга перед миром и радость от возможности его изобразить при полной неспособности отделить главное от второстепенного. Во-вторых, это способ убедить себя и зрителя в полной достоверности изображенного – в мире же много есть всякого, вот, глядите, все это я подробнейшим образом запротоколировал. И именно эти качества во многом и создают очарование наивного искусства. Вот, кстати, у Пиросмани деталей мало – он предельно лаконичен и монументален. Еще Руссо, в отличие, опять же, от Пиросмани, очень любит четкий силуэт – это тоже характерная черта наивного искусства. Поэтому облака, например, у него получаются очень весомыми и нипочем не хотят двигаться. Да и не надо – они есть, и этого достаточно. Понятно же, что это облака.

Работа Руссо вызывала у публики, в основном, одну реакцию – хохот, что уже тогда косвенно свидетельствовало в пользу работы, а не публики. Лет за пятнадцать до того она точно так же ржала перед работами импрессионистов. А вот Камиллю Писсарро, одному из этих осмеянных импрессионистов, кстати, картинка Руссо понравилась. Он нашел в ней отменную точность валеров и тональное богатство.

В общем, после этого Руссо стал известен в профессиональных кругах как несколько странный персонаж, которого трудно классифицировать. Маргинал, аутсайдер, новатор, традиционалист – кто он? Все его дружеские связи находились в стане революционеров, в конце жизни он активно контачил уже с фовистами и кубистами, при этом всю жизнь он завидовал академикам вроде Кабанеля, Бугро, Жерома, с которыми воевали еще импрессионисты, а сам себя позиционировал как реалиста и новатора. «Я все более совершенствовался в оригинальном жанре и имел достаточно сил, чтобы стать одним из  лучших художников-реалистов», - писал он в своей автобиографии. Реализм, в его понимании, выглядел так – когда он писал эту работу,

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Муза, вдохновляющая поэта. Портрет Гийома Аполлинера и Мари Лорансен

он тщательнейшим образом измерял портняжным метром фигуры Аполлинера и Лорансен. Ну, что ж, реально вышло. Правда, по всем воспоминаниям, Мари Лорансен тогда была очень худая. Но, возможно, по представлениям Руссо, худая Лорансен на роль музы не годилась – несерьезно как-то, невесомо и неубедительно. Из этой его записи можно еще узнать и том, как он себя оценивал. Оценивал нехило. Руссо, вообще, был странный человек, такой чудак, по-настоящему наивный художник. Он, например, мог спросить знаменитого Дега, выставляется ли тот, и где выставляется. А на известном банкете в честь коронования Руссо как короля художников, устроенном Пикассо в своей мастерской в Бато-Лавуар, он, Руссо, сказал Пикассо, уже написавшему «Авиньонских девиц», между прочим: «Мы с вами - два самых великих художника эпохи. Только я работаю в самом современном стиле, а вы – в египетском (т.е. архаическом – В.К.)».

Этот банкет-коронация был, понятное дело, мистификацией. Руссо было тогда уже хорошо за 60, его же друзьям, среди которых были Пикассо, Аполлинер, Брак, Дерен, Вламинк, Сандрар, Жарри и много еще кого из тех, о ком сейчас можно прочесть даже в Википедии, им было по 20-30 с небольшим. Руссо мало и своеобразно понимал смысл их искусства, но поддерживал сам факт новаторства, был странен, старомоден, наивен, его суждения отличались той или иной степенью чудаковатости и убежденности. Такие персонажи на самом деле – не редкость в молодежных компаниях. Еще он был беден – работу в таможне он уже оставил, зарабатывал нечастыми продажами своих работ и уроками живописи и игры на скрипке. Относились к нему очень хорошо, хотя и с некоторой снисходительностью, что, в общем, нормально - мир-то принадлежал не Руссо, а им, юным, злым, голодным и жутко талантливым. В общем, эта молодая банда решила слегка разыграть Руссо. Они ему сообщили, что художники Франции признали в нем своего короля, устроили великолепную массовую пьянку, одели на Руссо корону со свечами – воск капал ему на лысину, но он терпел ради такого случая – и сказали, что сейчас приедет министр, награждать. Руссо любил знаки внимания – он, например, очень гордился почетным дипломом, которым его наградила Литературная и Музыкальная академия Франции за сочиненный им вальс. Не знаю, понял ли Руссо, что это – розыгрыш, но банкет ему понравился.

Эти же наивность и доверчивость рождали у Руссо бесстрашие и уверенность в своих силах. Профессиональный художник несколько раз подумает, прежде чем взяться за что-нибудь, чего он еще не делал. Наивный же художник, как дите малое, смело и энергично берется за все. Руссо, скажем, отметился в совершенно разных жанрах. Кроме уже показанного портрета, это натюрморт:

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Цветы в вазе

Пейзаж:

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Люксембургский сад. Памятник Шопену

Жанровая картина:

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Футбол

Морской пейзаж:

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Корабль, попавший в шторм

Мифологический жанр:

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Ева

И даже многофигурная аллегория:

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Война

Но больше всего Руссо прославился своими экзотическими и фантастическими картинами:

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Ягуар, напавший на лошадь

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Голодный лев бросается на антилопу

За пределы Европы Руссо не выезжал никогда, хотя любил рассказывать, как во время службы в армии его послали в Мексику. Некоторые – верили. На самом же деле все его познания в области животного и растительного мира жарких стран происходили из посещений Ботанического сада и рассматривания журнальных картинок. Оно, может, и к лучшему – фантастичность его представлений об обстоятельствах тамошней жизни породили совершенно странные, завораживающие работы. В некоторые из них даже присутствует какая-то малопонятная мистика. Впрочем, не знаю, бывает ли мистика понятной.

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Спящая цыганка

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Заклинательница змей

Когда в авангардизме к власти пришли сюрреалисты, они заново открыли Руссо. К тому времени он уже лет десять как умер, и его слегка подзабыли. Сюрреалисты же объявили его своим предтечей, мастером грез и снов. Так что фраза, в которой Руссо называет себя самым современным художником, перестала звучать дико.

Умер же Руссо от гангрены – поранил ногу. Барельеф на его могиле сделан знаменитым Константином Бранкузи, стихи написаны знаменитым Аполлинером.

Анри Руссо. Архаический авангардизм
Могила Анри Руссо

Этот текст я начал со стихов, логично ими и закончить. Вот они:

Милый Руссо, ты нас слышишь?
Мы приветствуем тебя,
Делоне, его жена,
Господин Кеваль и я.
Пропусти наш багаж без пошлины к небесным вратам.
Мы доставим тебе кисти, краски, холсты,
Чтобы свой священный досуг, озаряемый светом истины,
Ты посвятил живописи,
И чтобы, как когда‑то меня, ты написал звездный лик.

 

Автор: Вадим Кругликов

Подписывайтесь на канал «AdIndex» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях в рекламе и маркетинге.

последние публикации

Комментарии

дамочка | 28.11.2011, 18:10
замечательно пишете. но как-то тема Востока не раскрыта. например, про Китай.. Японию. укиё эээ. Ци Бай Ши..как-то так
Андрей Корсаков | 29.11.2011, 11:35
Это, я так понимаю, пошли запросы в форме пожеланий. Я пописываю, как вы заметили, про авангардизм и смежные явления, поэтому все вами перечисленное в кулек не попадает. За признание - спасибо.

Возможность комментирования статьи доступна только в первую неделю после публикации.

doc id = 8945

Спецпроекты

Talant Base. Поиск по всем специалистам, работавшим над рекламными кампаниями с 2009-2015г


Adindex Print Edition - справочный журнал, посвященный рекламе и маркетинговому продвижению.
В издании систематизированы информационные, аналитические и статистические данные по ряду важнейших направлений отрасли.
Периодичность: ежеквартально.
При поддержке Agency Assessments International.
Цель проекта — создать новый инструмент на рынке коммуникационных услуг, презентующий объективную информацию о структуре рекламной индустрии и ее основных игроках.

Новости партнеров

Кейсы

AdIndex Market

все разделы

Нестандартная Реклама