Нужно понимать, что ты не однодневный продукт, если хочешь добиться успеха


Celebrities | 28 Октября 2010 | 3

Нужно понимать, что ты не однодневный продукт, если хочешь добиться успеха
«Мы еще не настолько популярны, как Мадонна или Майкл Джексон, и не настолько богаты, как Прохоров и Абрамович…»

— Цирк — это совершенно особый жанр и непростой бизнес. Каково это – продвигать цирковое искусство?

— Это искусство с  большими традициями в нашей стране. Сейчас все сетуют, что цирк многое потерял. Ничего он не потерял. Это мир приобрел много других соблазнов: кино, театры высокого уровня, мюзиклы, боулинги, бильярды – у людей появился выбор.  Если раньше цирк, в принципе, не имел такой серьезной конкуренции, то сейчас приходится бороться за зрителя. Основная сложность заключается в том, чтобы быть конкурентоспособными, создавать какие-то большие проекты, искать новые формы, идти в ногу со временем.

— А в чем сейчас нуждается цирк?

— Дело в том, что мы, как страна, создали  целую империю цирка. Мы раскрутили цирк до таких высот, до которых цирковой мир во многих странах еще только мечтает добраться. А некоторые только выходят на этот уровень, такие как  Cirque du Soleil. Сейчас они пытаются захватить рынок, создают себе брендовое имя. Российский же цирк  давно пользуется популярностью во всем мире. И та система, которая сейчас есть – стационарные цирки, понемногу начинает приходить в негодность. Сегодня без государственного финансирования такое большое количество стационарных зданий не проживет. Цирки ветшают, теряют презентабельный вид, туда перестает ходить зритель и искусство само себя сжигает. В большей степени руководители современных цирков уже пожилые люди. Это либо бывшие артисты, ушедшие на пенсию, либо просто люди еще «тех» времен, которые не могут понять, что такое рынок,  пиар, самоокупаемость, потому что привыкли сидеть на федеральной игле. Конечно, государство должно следит за цирком, потому что мы варимся в собственном соку. На нас очень мало обращают внимания и это не очень хорошо.

— Можно ли быть брендом внутри бренда? Как вы сосуществуете?

— Можно. Мы с братом были заперты в то, что имеем фамилию Запашные. И зритель нам как бы авансом дает то, что автоматически  идет на фамилию, потому что доверяет ей. Но к этому бренду надо суметь прикрепить свое имя, что нам с братом, в принципе, удалось. Сегодня имя нас очень четко отстраивает от других Запашных.

— От других Запашных?

— Запашных много. Некоторые  верят афишам, которые обещают цирк Запашных  и неважно, что там покажут какую-то фигню. Бренд должен существовать внутри другого бренда. Мы бренд внутри фамилии. Наш бренд находится внутри другого бренда – Росгосцирк и российский цирк. Если мы едем за рубеж, то российский цирк находится внутри бренда страны.

— Вам лично приходится заниматься  рекламными вопросами своих шоу?

— Обязательно. У нас очень большой бюджет шоу. Только на свой рекламный запуск у нас уходит миллион долларов, реклама в больших городах сегодня очень дорогая. Мы с братом не работаем на гарантии, мы сами отвечаем за качество.

— А этот миллион долларов заработан брендом братья Запашные?

— Да. У нас с братом нет спонсоров. По-хорошему, у нас никогда их не было. Есть небольшие партнеры, но не более того. Мы работаем на полной самоокупаемости и не сидим на дотациях государства, хотя имеем право. Государство ежегодно выделяет полмиллиарда рублей в компанию Росгосцирк. Многие артисты пользуются этим, создают новые проекты. Может быть, они интересные, но абсолютно убыточные. И мы имеем такую возможность, но денег у государства не берем. Когда-то мы просили эту помощь. Мы с братом обходили всех наших театральных продюсеров, пытались доказать, что цирк может быть интересен, актуален, но нам не верили. Теперь мы абсолютно все делаем сами: зарабатываем деньги, тратим их и вкладываем в новые проекты.

— Тогда  что нужно сделать, чтобы реклама начала работать?

— Нужно создать продукт, который оправдает надежды. Продукт, который будет долгосрочным. В цирке, да и вообще в шоу-бизнесе, много обмана. Важно создать команду, которая будет уметь размещать рекламу. Очень много проектов были абсолютно безграмотно раскручены. Как мне показалось, в свое время совершил ошибку Киркоров, когда раскручивал «Чикаго». Во-первых, он слишком много выбросил денег на рекламу.  Чем вызвал негативную реакцию у людей, которых стало уже раздражать это название – «Чикаго», и мюзикл провалился. А ведь он был достаточно качественным. Киркоров вообще талантливый человек, но с рекламой, мне кажется, не угадал.

— Вы несколько лет работали в Китае. Как там происходило взаимодействие рекламы с артистами в сфере развлечений? 

— Не могу сказать, что я заметил что— то особенное. У них также есть звезды, которые широко известны на телевидении. У них есть люди, которые занимаются пиаром. Они все чаще обращаются к западным специалистам. Китайцы, вообще, умеют покупать все лучшее в мире и быстро это осваивать. А народная реклама  у них такая же, как и у нас. Может быть, Китай не является сильно контролируемым государством в том плане, что города очень сильно отличаются. Одни заклеены рекламой, в других – ничего нет. Что касается шоу-бизнеса, то многие в мире и не подозревают, что Джеки Чан – это великолепный певец и собирает в Китае аншлаги. Он создал хорошую рекламу на территории Китая, не тратя деньги на мировую аудиторию и сильно по этому поводу не заморачивается.

— Похоже, вы накопили приличный опыт и  знаете схему продвижения артиста. Что необходимо сразу исключить из этой схемы? Что тормозит ее развитие?

— Нужно сразу настроиться на то, что ты не однодневный продукт, если хочешь добиться настоящего успеха. «Фабрика звезд» это показала. Только настоящие таланты без поддержки собственных продюсеров или телевидения смогли стать звездами. Куча всех остальных так и осталась серой массой, которую когда-то показывали по телевизору. Очень важно понимать, какая ниша работает. Сейчас нет великой певицы Зыкиной, а ничего другого даже и не пытаются создать, хотя наверняка, есть молодые таланты.  И это вина продюсеров, которые должны понимать, что зрителю этого не хватает, что это коммерчески оправдано. Почему братья Запашные смогли достаточно легко прорваться? Потому что уехал Олег Попов, не стало Никулина, перестали работать Кио, и раскрученных имен в цирке не стало, а цирк, как таковой, был. И мы с братом поняли, что можно всю жизнь хорошо работать, быть уважаемыми, авторитетными среди артистов цирка, но не быть узнаваемыми среди зрителей. Мы стали делать то, что боялись многие артисты: вышли на  телевидение, создали свой  веб-сайт, организовали  фан-клубы, снимаемся в кино. По такой схеме работал, например, тот же Юрий Владимирович Никулин. И у нас это получилось.

— Каким для вас стал переход с цирковой арены шоу-бизнеса на телевизионную площадку?

— Сейчас нас с братом обвиняют в том, что мы часто снимаемся. И если бы мы снимались во всем, что нам предлагают, мне кажется, нас бы самих от себя  тошнило (смеется). Мы смогли почувствовать и найти то, что не надоедает публике и поддерживает интерес. Папа нам советовал, когда был жив, что не все предложения надо принимать. Был такой проект с Отаром Кушанашвили – «Большой куш», где матерились по-черному. Нас туда приглашали с братом раза три-четыре. И мы, неизвестные широкой публике артисты, отказались от съемок на телевидении.  Тогда за это можно было выпасть с экрана на очень долгий срок. Но мы смогли очень аккуратно выкручиваться из подобных ситуаций и не сниматься в грязных передачах. 

— В одном из интервью  вы сказали, что не стесняетесь торговаться и иногда продавать самого себя. Это тоже одно из правил шоу-бизнеса?

— Если я соглашаюсь сниматься в кино, то открыто говорю, сколько хочу получить за это денег. Люди начинают ко мне по-другому относиться. Они видят, что я вменяемый парень, с которым можно разговаривать напрямую. К нам с братом очень часто обращаются, потому что знают, что мы не будем заниматься какой-то волокитой. Если нам предлагают кино, где нужно снимать животных, то мы тут же можем сказать, возможно ли это и за какие деньги. Мы очень быстро решаем вопросы и не любим морочить голову.

— Вы снялись в серии социальной рекламы «Береги себя», которая посвящена борьбе с алкоголизмом. Не страшно было брать на себя такую ответственность? Теперь за вами шлейф, так сказать, трезвенника. Шаг в сторону и разрушится весь эффект.

— Вы имеете в виду, что меня могут поймать на алкоголизме и потом могут упрекнуть?

— Желтые издания могут раздуть целую историю из-за бокала вина в руке.

— А меня никто и никогда не поймает за бокалом вина. Я не пью.

— То есть участие в социальной рекламе было решением осознанным, важным лично для вас?

— Да, потому что это актуальная проблема. В цирке много пьют, часто целые коллективы. Наверно, как везде. Какая-то рок-группа бухает, Какая-то не бухает. И в цирке мне это не нравится наблюдать. Я бы не хотел видеть в моем искусстве таких людей. Что касается общества, то это тоже неприятно. Особенно,  когда я вижу, что в цирк приходит маленький ребенок и вместе с ним нетрезвый папа, что еще хуже, нетрезвая мама. И вот он, маленький, ему нужна помощь, он хочет подойти к нам, а пьяным родителям отказывает служба безопасности, и он не получает того, что хотел. Становится очень неприятно.

— Насколько такое обращение к массам эффективно, на ваш взгляд?

— Проблему алкоголя надо правильно озвучивать. Да в принципе ее просто  надо озвучивать. То, где я снялся – это хорошая, сухая реклама, которая людям в лоб объясняет, почему это плохо. Говорят, что не нужно показывать пьяных людей, которые попадают под машины, это действует на психику. Но ведь это и должно действовать на психику.

— А как быть с рекламным искажением действительности? Продажи, ведь важнее объективности. Оставаться «чистым» здесь практически невозможно.

— За этим должно следить государство. Когда говорят, что мы – продукт номер один, я бы такие компании выводил на чистую воду. Что такое продукт номер один? Это Елена Исинбаева сегодня, у которой ярко выраженные двадцать сантиметров от планки по отношению к соперницам. Будьте любезны доказать, что вы продукт номер один. Если вы не можете этого сделать через экспертов, платите гигантские штрафы. Если все сигаретные и пивоваренные компании заставили писать тексты о вреде, то надо четко контролировать: какой шрифт, виден ли шрифт и где он расположен.  Это все должно контролировать государство, тогда постепенно беспредел в нашей стране закончится.

— А как долго нужно работать на свое имя, чтобы оно стало работать на тебя?

— Формулы нет. Например, Петр Налич, который взялся из ниоткуда. Все мы видим, что из человека можно сделать звезду хоть за неделю. Время покажет, сможет ли он стать настоящей звездой, что будет проиходить на его концертах. Ведь надо не только хорошо уметь петь, но и еще разговаривать с публикой, уметь делать шоу. Есть же люди, которые без рекламы стали популярными. Например, рок— группа «Мельница». По-моему, это единственная группа с большой популярностью, у которой нет ни одного видеоклипа. Существует много звезд, которые мега раскручены, но собрать ничего не могут. Вот сейчас, группа «Ранетки» считается супер популярной. Я уже на два концерта заходил, потому что в цирке пели, и было ползала двенадцатилетних детей. Зато они себе имя в «Форбсе» создают. Если они десять концертов в день играют, то наверно, зарабатывают, а если реже и на половину зала, то не знаю.

— Что значит быть игроком на поле шоу-бизнеса? Какие приемы в борьбе за популярность вам удалось изучить?

— Нескромно прозвучит, но у нас с братом не было конкурентов, когда мы продвигались. На сегодняшний момент появились еще Багдасаровы. Мы друзья, сразу скажу. У нас здоровая конкуренция. Как-то пересеклись на Международном фестивале в Ижевске, где и нам, и им присудили главные призы. Что касается шоу-бизнеса, забавно смотреть на всю эту возню. Сплошные скандалы, интриги, расследования, а не профессиональный бизнес 

— На вашем официальном сайте в пункте «Большая мечта» указано: «Стать богатым и знаменитым». Разве она еще не осуществилась?

— Мы еще не настолько популярны, как Мадонна или Майкл Джексон, и не настолько богаты, как Прохоров и Абрамович, значит, есть, к чему стремиться.

Комментарий эксперта

Вадим Кормилицын, управляющий партнер Национального Агентства «Звезды и Брэнды»:
«Всегда вызывают уважение Пионеры своего дела, упорно идущие по однажды выбранному пути. Скрестить цирк и шоу-бизнес – поистине непростая задача. Но у братьев Запашных это получается. Важно всегда понимать и представлять схему,  саму технологию и ей следовать. Законы, они работают одинаково.

Со стороны государства справедливо поддерживать такие особые «отрасли», как цирк. Важно, чтобы поддержка и бюджеты  находили достойных пропагандистов своего дела. К сожалению, у нас это не всегда так».

Подписывайтесь на канал «AdIndex» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях в рекламе и маркетинге.

последние публикации

Комментарии

Anonymous | 28.10.2010, 16:07
где Цирк дю Солей, а где Запашный? тоже мне сравнил
Anonymous | 09.11.2010, 11:25
Ну тут он конечно был нескромен. Но, справедливости ради, в РОССИИ Запашные все-таки известны и популярны больше, чем Цирк дю Солей. А вот кто такой "Багдасаровы" я, честно говоря, не знаю. :)
фыва | 28.10.2010, 18:13
А почему нетрезвая мама хуже нетрезвого папы? чисто конкретно

Возможность комментирования статьи доступна только в первую неделю после публикации.

doc id = 8945

Каталог рекламных компаний России

Talant Base. Поиск по всем специалистам, работавшим над рекламными кампаниями с 2009-2015г


Adindex Print Edition - справочный журнал, посвященный рекламе и маркетинговому продвижению.
В издании систематизированы информационные, аналитические и статистические данные по ряду важнейших направлений отрасли.
Периодичность: ежеквартально.
При поддержке Agency Assessments International.
Цель проекта — создать новый инструмент на рынке коммуникационных услуг, презентующий объективную информацию о структуре рекламной индустрии и ее основных игроках.
все разделы

Нестандартная Реклама

AdIndex Market

Новости партнеров

Кейсы