Михаил Вощинский


Интервью | 13 Августа 2008 | 2

Михаил Вощинский
Хочется, чтобы по жизни всё развивалось позитивно.

Ольга Кириллова: Михаил, расскажите, кем мечтали стать в детстве?

Михаил Вощинский: Честно говоря, никем не мечтал….

ОК: Как это?

МВ: Ну, по крайней мере, я не помню, что кем-то мечтал стать… Вот в более сознательном возрасте, лет в 10-12, уже были определенные мысли по этому поводу: в то время были очень модными игрушки типа «Монополии», я ими увлекался, хотелось чего-то связанного с экономикой, управлением бизнесом…

 ОК: То есть к моменту поступления в институт планы на будущее уже практически сформировались?

МВ: Да, это была как раз одна из причин, почему я поступал уже в конкретный институт. Трейдерство, торговля акциями, ценными бумагами – всё это было модно и интересно.

ОК: А ещё, какие причины были?

МВ: Вообще, я поступал сразу в три института: в МГУ - на экономический, в Институт Стали и Сплавов – это как запасной вариант, чтобы в армию не идти, и в Высшую Школу Экономики. В МГУ не получилось, не набрал проходной балл, а в остальные два поступил. «Вышка» на тот момент ещё не стала модной, это был просто современный, интересный вуз, с двумя факультетами – экономики и менеджмента. В итоге я его и выбрал, был, кстати, вторым выпуском этого института. Всё-таки этот вариант мне показался более увлекательным, чем доменные печи и всё, что с ними связано, даже с точки зрения экономики доменных печей.

ОК: А родители как отнеслись к такому выбору? Не было какого-то давления с их стороны?

МВ: Родители нормально отнеслись. Так получилось, что я достаточно рано стал самостоятельно принимать решения по жизни, но все, конечно же, происходило при их одобрении и поддержке.

ОК: С таким быстрым развитием, работать начали ещё студентом, наверное?

МВ: Да, кажется ещё на 2 курсе.

ОК: Знаю по собственному опыту, что совмещать учебу с работой довольно сложно, почти всегда что-то упускаешь. А Вы как успевали?

МВ: Сложно конечно, но делал как все остальные студенты – переписывал лекции, сдавал экзамены, старался появляться на семинарах, где преподаватель может убедиться в твоем присутствии. А большие лекции, как правило, пропускал.

ОК: А что побудило пойти работать, желание ещё большей самостоятельности?

МВ: Необходимость зарабатывать деньги. Плюс было понимание, что сразу после института сложно куда-то устроиться, надо опыт нарабатывать. Ещё я состоял в такой студенческой организации, как AIESEC, а там все люди активные – где-то работают, конференции всевозможные проводят, мероприятия…

ОК: На радио MAXIMUM Вы как оказались? Это ведь был первый опыт работы в рекламе?

МВ: У меня одно из первых серьезных мест работы было в банковской сфере – банк Ренессанс Капитал. Я там проработал до кризиса 1998 года, потом ушел в продажи, потом в гостиничный бизнес – занимался финансовым обслуживанием клиентов. Но хотелось всё-таки заниматься продажами, чем-то связанным с трейдерством, sales. И вот однажды наткнулся на объявление радио «Максимум» в какой-то газете, чуть ли не «Работа для Вас»…

ОК: То есть попали туда даже не по знакомству?

МВ: Нет. Они набирали менеджеров по продажам, и я пошел на собеседование вот по этому объявлению. Проходил тестирование, игры всякие, нужно было что-то продать. Кажется, я продавал телевизоры коммерческому директору, Виталию Ломтеву, который ныне является коммерческим директором ТНТ.

ОК: И сколько Вы там проработали?

МВ: Года 4, с 2000 до 2003 кажется.

ОК: А в какой момент возникло понимание, что реклама – это то, чем хочется заниматься? Если начиналось всё с банковской сферы…

МВ: На самом деле, на мой взгляд, это немножко неверное отношение, что всё, чем мы занимаемся – агентский бизнес, рекламный, бизнес рекламных площадок, - это какая-то креативная история… Это просто бизнес. То, чем я занимался на MAXIMUM и то, чем сейчас занимаюсь – с одной стороны, близкие вещи, но с другой, всё-таки немножко разные. На радио к нам приходили продавцы, и на вопрос «почему вы хотите в наш бизнес?», отвечали, что хотят общаться с людьми, им интересны всякие креативные вещи, а в реальной же жизни это имеет место быть, но всё-таки не такая красивая эфемерная история, как может показаться на первый взгляд. Так же как и агентский бизнес – люди сидят, работают, помогают своим клиентам. Моменты, когда действительно приходится креативить, думать о великом, как правило, имеют место быть только в моменты разработки новых предложений или создания стратегий…

ОК: То есть это могла оказаться совершенно любая сфера деятельности?

МВ: Скажем так, есть мало сфер, которые по своему драйву близки к рекламной. Это же очень молодая индустрия, в России, по сравнению с западным рынком, ещё многого не умеют, тут есть возможность быстро вырасти, сделать быструю карьеру. И при этом не так занудно, как, например, продажи холодильного оборудования. Или доменные печи. Вот всё это во многом и определило мой выбор.

ОК: Вот к вопросу про быструю карьеру. Расскажите, как Вам удалось так быстро «продвинуться»? Всё дело в упорстве и природном трудолюбии, или определенная доля везения здесь тоже присутствует?

МВ: Вы знаете, мне вот кажется, что я медленно двигаюсь. Я знаю людей, которые в моем возрасте очень даже неплохо себя чувствовали, были совладельцами или имели свой собственный бизнес. А я пока, к сожалению, не совладелец…Поэтому я не быстро развиваюсь, я естественно развиваюсь. Может, кто-то просто медленно двигается?

ОК: Ну, зато есть, к чему стремиться….

МВ: Вот я об этом и говорю. Отстаю уже…

ОК: Ну а вот сложно быть молодым руководителем, находить общий язык с сотрудниками, которые старше по возрасту, и считают себя более опытными?

МВ: Да нет, бизнес ведь молодой, поэтому и большинство сотрудников молодые, разница в несколько лет особой роли тут не играет.

ОК: То есть никакого глобального разрыва не ощущается?

МВ: Если человек, который старше тебя, адекватен, профессионал в своем деле, то на возраст внимание обращать никто не будет. В начале - да, возраст ещё может как-то смущать, но если сотрудник хорошо выполняет свою работу, то это уже не должно играть никакой роли. 

ОК: А с сотрудниками Вы в дружеских отношениях, или есть какая-то профессиональная дистанция, которой стараетесь придерживаться?

МВ: Грань, конечно, есть, но мне хочется верить, что мы поддерживаем дружеские отношения, любой сотрудник может ко мне зайти, о чем-то поговорить. Но в бизнес-вопросах определенная дистанция должна присутствовать, иначе будет просто сложно управлять людьми.

ОК: А Вы с ними на «ты» или на «Вы»?

МВ: У нас в компании все на «ты», и я это принцип тоже разделяю.

ОК: Каких ещё принципов Вы придерживаетесь в своей работе? Есть какие-то вещи, которых бы никогда не стали делать, даже во благо карьеры, продвижения и т.д.?

МВ: Я считаю себя достаточно этичным человеком, и не стал бы подставлять кого-то, вести какие-то политические игры, чтобы, как Вы выразились, «продвинуться» по карьерной лестнице. Конечно, в нашем бизнесе присутствует определенная доля политики, но нет такого, чтобы я за чужой спиной что-то делал, воспитание не совсем позволяет.

ОК: А как Вы решаете конфликтные ситуации? Увольнять кого-то уже приходилось? 

МВ: Конфликты решаем разговором. Я очень ценю, когда человек адекватен, когда он может признать: «Да, вот здесь я был неправ». Поговорим, обсудим – и всё. Или можно предложить человеку поставить себя на место другого сотрудника, который был также замешан в данной ситуации. Как правило, так всё и решаем. Конфликтов вообще как таковых нет, есть определенные рабочие вопросы. Мы говорим так: у нас нет проблем, у нас есть временные трудности, с которыми мы разбираемся. А что касается увольнений… Жестко я никого никогда не увольнял, это не мой принцип работы. Я просто высказываю человеку те вещи, которые он должен исправить, и либо он это исправляет, либо понимает, что нет смысла дальше работать вместе, и таким образом покидает компанию.


ОК: То есть опыт такой уже был?

МВ: Это просто мой принцип работы. Не буду говорить, были такие случаи или нет, просто тот, кто знает, решит, что да, такое было. Кто не знает - подумает, что нет.
На самом деле, есть люди в компании, которые объективно хорошо работают – и таких сотрудников большинство, - поэтому мы стараемся никого не отпускать на рынок. А если всё же отпускаем, то значит, этот человек не на сто процентов подходит для компании.

ОК: Давайте поговорим о достижениях… На недавно прошедшей премии «Медиа-Менеджер 2008» Вы стали лауреатом в номинации «Реклама». Какие эмоции по этому поводу?

МВ: С одной стороны, конечно, приятно, а с другой, я всё-таки воспринимаю это как номинацию «Медиа-команда», потому что я один не смог бы всего этого достичь, ничего бы не получилось. По-человечески приятно, престижная премия, но я не считаю, что это исключительно моя заслуга. Может быть, прозвучит пафосно, но это то, что люди, которые работают в агентстве, сделали вместе со мной.

ОК: А как Вы вообще относитесь к подобным светским мероприятиям? Вы по характеру «тусовочный» человек?

МВ: На мероприятия зовут довольно часто, присылают приглашения, я каждый раз честно пытаюсь собраться и пойти… И каждый раз в этот день по закону подлости что-то происходит! Но по собственному желанию я на какую-то гламурную тусовку не пойду. Если позовут, могу сходить – только из-за общения с теми людьми, которые пригласили, а вовсе не для того, чтобы где-то засветиться.

ОК: А как проходят Ваши выходные, свободное время, если таковое случается?

МВ: Обычно делаю дела…

ОК: А как же хобби, увлечения там какие-нибудь?

МВ: Хобби, конечно, есть, но не могу сказать, что провожу за этим все выходные. Могу посвятить этому какое-то время, но сейчас получается так, что все выходные уходят на те дела, которые не успеваешь решить в рабочие дни, и не только в плане бизнеса, но и просто личные. Но такого хобби, чтобы я, например, стабильно каждую пятницу ходил с друзьями в баню… Нет, такого нет.

ОК: А какое есть?

МВ: Есть вещи, которые мне нравится делать: например, на рыбалку съездить, половить на спиннинг. Нравится делать вещи, которые бы не повторялись в моей жизни. Так, в последнее время, я стараюсь не ездить в страну, в которой я уже был. Как и девяносто процентов людей, я катаюсь на лыжах, горных… В общем, обычные самые увлечения, ничего экзотического – не вышиваю, каллиграфией не занимаюсь.

ОК: А жаль, было бы интересно…

МВ: Для всего этого нужно время. У меня есть несколько желаний, на которые времени не хватает, поэтому, наверное, этого уже и не получится. Например, паркур – нравится, но понимаю, что этим нужно заниматься. В своё время увлекался боксом, но это было такое своего рода снятие стресса.

ОК: Получается, Вы – экстремальный человек?

МВ: Нет, почему. Я же дайвингом, например, не увлекаюсь.

ОК: А паркур – это разве не экстрим?

МВ: Паркур – это красиво. И это всё в теории. Я просто хотел бы иметь такое хобби, хотел бы этим заниматься, но не могу сейчас уделить этому столько времени, сколько требуется.

ОК: Что в итоге получается на первом месте – работа или семья, друзья, близкие?

МВ: Когда ты работаешь определенное количество часов, на всё остальное остается очень мало времени, с учетом сна. В жизни вообще очень мало времени! Но в первую очередь, конечно же, семья, потом работа. Вы же не думали, что я отвечу по-другому?

ОК: Ну а вдруг? Работа, работа, только работа…

МВ: Нет. Семья. Друзья. Работа. А если честно, то, наверное, так: когда занимаюсь работой, сижу здесь, то на первом месте работа. Когда я общаюсь с друзьями, то работа отходит на второй план, если только не звонят постоянно. Когда с семьей, то семья на первом месте. В общем, это вопрос практически риторический.

ОК: А у вас есть какие-то кумиры, примеры для подражания в рекламном мире?

МВ: Нет, кумиров нет. Я вообще очень плохо фамилии запоминаю. Можно было бы, конечно, заучить наизусть пару-тройку… На самом деле, есть какие-то бизнес-кейсы, которые интересно почитать, посмотреть, как человек повел себя в той или иной ситуации, бизнес свой правильно организовал. Но конкретных кумиров, чтобы слепо верить в чьи-то действия, – такого нет.

ОК: Вы в этом году отмечаете свой юбилей. Что бы пожелали сами себе?

МВ: Если бы я встал с тостом самому себе, то, наверное, пожелал, чтобы всё развивалось по спирали. Это не на ближайший год, а глобально. Если почитать разные биографии, то часто всё развивается так: сначала взлет, пик, потом вниз, а потом человек в алкоголизме заканчивает свою жизнь. Хорошо, если на каком-нибудь солнечном берегу. Поэтому хочется, чтобы по жизни всё развивалось позитивно, до самого конца.

ОК: А в каком качестве хотелось бы видеть себя лет через 10-15?

МВ: Хотелось бы иметь бизнес, который приносит тебе постоянный спокойный доход, без стрессов, без какого-то прессинга. При этом, чтобы бизнес был оригинальный и не отнимал слишком много времени, а ты бы занимался чем-то интересным, типа поездок в экзотические страны, паркуром тем же… Через 10 лет это, конечно, вряд ли получится, а вот через 15 – вполне.

Подписывайтесь на канал «AdIndex» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях в рекламе и маркетинге.

последние публикации

Комментарии

Юрик | 25.10.2010, 15:59
Миш привет! Насчет паркура, можно попрыгать с крыши гаража!!!
Митя | 05.11.2012, 23:13
Интересно насколько изменились ответы на эти вопросы за прошедшие 4 года.

Возможность комментирования статьи доступна только в первую неделю после публикации.

doc id = 8945

Каталог рекламных компаний России

Talant Base. Поиск по всем специалистам, работавшим над рекламными кампаниями с 2009-2015г


Adindex Print Edition - справочный журнал, посвященный рекламе и маркетинговому продвижению.
В издании систематизированы информационные, аналитические и статистические данные по ряду важнейших направлений отрасли.
Периодичность: ежеквартально.
При поддержке Agency Assessments International.
Цель проекта — создать новый инструмент на рынке коммуникационных услуг, презентующий объективную информацию о структуре рекламной индустрии и ее основных игроках.
все разделы

Нестандартная Реклама

AdIndex Market

Новости партнеров

Кейсы