Леонид Бершидский


Интервью | 19 Мая 2009

Леонид Бершидский
Главный редактор первого в Москве СМИ с виртуальным офисом пообщался с OPENSPACE.RU по Skype

— Леонид, добрый вечер. Для начала расскажите, пожалуйста, почему человек, всегда занимавшийся печатными СМИ, вдруг ушел в интернет? Что вас к этому побудило?

— Добрый. Я последние два года «занимался печатными СМИ» только как колумнист, работал вообще-то финансистом. Но меня все равно беспокоят процессы, которые происходят в печатной прессе, и не только в России.
Бумага сдает коммерческие позиции. От этого издатели трусят и деградируют.
Для меня знаковые вещи — закрытие Portfolio и The Boston Globe. Один был великий журнал, без преувеличения, вторая — институция, бастион правильной прессы. Когда такое закрывают, нам, кому никогда так не сделать, что ловить в бумаге?

— Леонид, что такое Slon.ru? Какую нишу собирается занять ваш проект?

Slon.ru — это фабрика мнений об экономике и политике, а также о жизни среднего класса. Собираем эти мнения, публикуем как есть, перерабатываем, формируем свои. Про ниши мне трудно говорить, они пока не очень структурированы в Рунете, в отличие от печатной прессы.

— Собираете чьи мнения? Экспертов? Или еще и рядовых людей?

— Не понимаю, кто такие рядовые люди. Не встречал ни одного такого. Каждый человек в чем-то эксперт.

— BFM.ru и DailyOnline.ru — конкуренты ли эти сайты проекту «Слон»?

— Не конкуренты. Мне вообще не кажется, что можно говорить о конкуренции на этом рынке. Пока есть много неоприходованного места, не хватает только рекламных денег. Это изменится скоро.

— Почему людям может быть интересен «Слон»? Для кого этот сайт? Практическая польза от него какая-нибудь будет?

— У нас довольно много материала, которого нет в других местах. Много мнений. Мне кажется, многим из тех, кто в сети читает, а не смотрит или слушает, не хватает как раз мнений. Какого-то спектра точек зрения. Мне кажется, думающим читателям будет с нами довольно интересно, мы для них стараемся всякое собрать. Польза? Думаю, будет.

— Как делается «Слон»? Как собираются эти мнения, какие материалы публикуются на сайте?

— Делается с двух сторон: с одной — репортеры общаются с людьми и публикуют результаты, а также свои мнения, сложившиеся в результате общения, а с другой — блогеры высказываются о том, что им интересно.

— Любой блогер может высказаться? Или это специально отобранные «Слоном» люди? Или это пользователи, которые зарегистрировались на сайте?

— Для начала либо нам должен быть интересен этот блогер, либо он сам должен проявить к нам интерес. Ольга Романова, которая у нас занимается блогами, работает с такими авторами. Она довольно толерантный, но не ленивый редактор. А те, кто зарегистрировался, могут комментировать журналистские колонки и посты в блогах.

— То есть Романова ищет в сети блогеров, которые могли бы что-нибудь толковое писать на сайте?

— Ну, с кем-то коллеги подсказывают ей связаться, кого-то она находит, очень многие приходят «самотеком». Некоторых наших блогеров до сих пор не было в сети. Их пришлось уговаривать, чтобы они в это ввязались.

— А чем эти люди, которых пришлось уговаривать, занимаются в обычной жизни?

— Некоторые — бизнесом, другие — наукой. Есть околополитические люди тоже. Не все суперизвестные, но все компетентные в чем-то.

— И они должны будут, скажем, делиться впечатлениями и мыслями о происходящем в мире?

— В основном о том, что их напрямую касается в жизни, особенно по работе.

— Слоновские блогеры получают что-нибудь за свою работу?

— Кто как. Некоторым не нужно денег, другие хотят, чтобы им платили. Платим мало, скорее как знак уважения.

— На сайте будут какие-нибудь рейтинги самых интересных мнений?

— Ну да, будут обычные штуки — самые читаемые тексты, самые комментируемые.

— «Делается с двух сторон: с одной — репортеры общаются с людьми». С какими людьми?

— В зависимости от темы. С людьми, которые в теме.

— По какому принципу отбираются темы? Есть какой-то лимит тем в день, скажем, пять по политике, семь по новостям науки и прочее? Ну, или не лимит, а, наоборот, минимум.

— Нет ни лимитов, ни норм выработки. Журналисты сами ищут темы, ну и, естественно, есть обычный новостной фон, который формируют агентства. В конечном счете редакторы решают, что пишем. Никакого велосипеда тут не изобретешь.

— В чем же новаторство «Слона»?

— Нет новаторства на самом деле. Все более или менее придумано — что в XIX веке, что в начале 90-х годов XX века. Мы просто стараемся последовательно бить в некоторые выбранные нами точки. Например, мы принципиально не пишем «заметок»; пишем за неимением лучшего слова, колонки — высказываем мнения. Мы последовательно изымаем вспомогательные материалы вроде цитат и цифр из текста — даем на них гиперссылки. Мы делаем гибкий тематический рубрикатор, а не матричный, как сейчас многие пытаются — и по темам, и по традиционным рубрикам типа «Политика», «Общество» и прочее.

В общем, фишка «Слона» в следовании нескольким довольно жестким принципам. Некоторые назовут их причудами или идиосинкразиями. Есть еще несколько принципов, общих для качественной прессы, но они именно общие. Они общеизвестны. Никакой «джинсы». Китайская стена между редакцией и коммерческими службами. Никакого информационного бартера с источниками. Ну и так далее, в Догме «Ведомостей», например, все это есть.

— А для чего вы изымаете вспомогательные материалы?

— Чтобы они не мешали читать, следить за мыслью. Те, кому они нужны, кликнут на ссылку и увидят больше, чем если бы пришлось все это заталкивать в текст.

— «Слон» — проект с виртуальным офисом. Как устроена работа проекта без редакции? Как общаются сотрудники между собой, как налажен процесс производства, как проходят редколлегии, летучки и прочее?

— Офис стоит денег и требует путешествий по Москве на работу и с работы. Я встаю в 7.30 утра, а в 8.30 уже сижу за компьютером. Без штанов, зато свежий, а не замученный пробками.

Процесс устроен просто — общаемся по скайпу. В основном в чате, иногда голосом. Когда требуется личное общение, собираемся в одном заведении, где есть WiFi, а владелец хорошо к нам относится. Иногда собираемся у меня в гостях. Редколлегия перманентная — специальный чат в скайпе. Вот сейчас я параллельно как раз в нем. Тексты пишутся сразу в админку сайта в основном.
Нет нужды куда-то ехать, чтобы забить слова в веб-интерфейс. Репортерам, правда, приходится-таки ездить на встречи. Но электронного общения сейчас вообще становится больше.

— Вас это, кстати говоря, не пугает?

— Недавно мы с женой и двое друзей пили по скайпу. Мы у себя на проспекте Мира, они в Долгопрудном. Голосовой чат. Хорошо пошла. Не надо пьяным кататься по Москве.

— Через монитор чокались?

— Это поминки были по SmartMoney. Не чокались.

— А как на работу людей оформляете? Собеседование тоже по скайпу проходит?

— Я не собеседую всех, кого мы нанимаем, это делают редакторы, которые будут непосредственно с этими людьми работать. Может, кто и по скайпу договаривается. Я встречаюсь, как в старые времена. А потом уж можно и виртуально.

— А документы, договор, трудовые книжки — где это все держится, где подписывается? Как бухгалтерия работает? А зарплата, значит, сразу же на карточки идет?

— Зарплата на счета в банках идет, да. От бухгалтерии и кадрового делопроизводства никуда не денешься, но у нас все эти дела ведут совместители. Сидят в офисах других компаний. Документы же хранятся в месте, которое государство считает нашим офисом, это некий условный закуток на фабрике «Красный Октябрь». В бывшем шоколадном цехе.

— Недурно. Вообще говоря, идея с виртуальным офисом очень интересна. Сейчас во всем мире фрилансеры, которым надоело дома работать (дети мешают, жена пылесосит, соседи ремонт делают), собираются в коворкинг-офисы, вместе снимают помещение, работают там и общаются, а «Слон» наоборот делает.

— Да, некоторых тянет на офисную жизнь. Стулья на колесиках, свальный грех. Фу. Мы не такие.

Значит, основной костяк «Слона» сидит по домам и оттуда тихо-мирно делает сайт?

— Вся редакция сидит по домам и делает оттуда сайт, да. Это сейчас 50 человек.

— И у вас чат на 50 человек? Нормально-то общаться получается, а то людей много?

— Нет, в редакторском чате сейчас нас 10 человек. А у редакторов чаты со своими. Еще есть специальная софтина, в которой ставятся задачи фотослужбе, например, или дизайнеру инфографики.

— Почему вы, кстати, говорите, что проект без новаторства? Виртуальный офис же. Или это так, детали производства?

— Этого читатели же не видят. Ну и потом, это тоже не наша идея, а последовательное осуществление чужой.

— Чьей? Или это дух времени?

— Не знаю, кто конкретно придумал telecommuting. Наверное, «Гугл» знает.

— Кто делает Slon.ru?

— Да вот мы, все пятьдесят, и делаем. Ну и совместители, о которых я говорил. И коммерческий директор. И еще наш акционер Александр Винокуров. Он вот кое-какую рекламу продает.

Если совсем коротко, мы все почти без интернетного опыта. В основном работали в печатных изданиях, кое-кто еще в агентствах, на ТВ и на радио. С Сашей Гордеевым, Митей Кузнецом и Юрой Грановским мы давно работаем, были вместе в «Ведомостях», «Русском Ньюсвике», SmartMoney. Ольга Романова делала много интересного — в газете «Сегодня», на ТВ. Ваня Слепцов — легендарный человек из АК&M; не все сейчас помнят, какое это было при нем крутое агентство. Паша Власов-Мрдуляш — единственный из нас, кто делал какие-то проекты в сети. Он гораздо моложе остальных, но здорово вписался, и без него мы бы ничего вообще не сделали. Про остальных можно долго рассказывать, но я не буду, иначе придется про каждого. Хорошая команда, сильная.

— В каких сотрудниках заинтересован Slon.ru?

— Мы любим самостоятельных сотрудников, которым не нужно утирать сопли. Любим таких, которые не боятся работы и много копают. Таких все любят, впрочем, не только мы.

— Давайте обсудим название проекта. Почему «Слон»?

— «Слон» — по суфийской притче про слепых, которые встретили слона и никак не могли договориться, какой он. Мы вот ставим цель показывать слона целиком.
Ну и еще есть множество причин. Например, вот это прекрасное стихотворение Дмитрия Александровича Пригова:

        Когда большая крокодила
        По улицам слона водила
        То следом всякая мудила
        Через неделю уж водила
        Своего слоника.

Нам сейчас трудно сказать, почему не «Слон».

— А расшифровка названия? Всем, кажется, известна одна аббревиатура — С.Л.О.Н., Соловецкий лагерь особого назначения.

— А расшифровывать всякий волен по-своему. Саша Гордеев расшифровал как Служба онлайн-новостей.

— Вот онлайновый Словарь сокращений мне сообщает, что также «Слон» можно расшифровать: «с любимым одним навеки», «с малых лет одни несчастья», «смерть легавым от ножа» и «сердце любит одну навеки» (татуировки).

— Да, мы видели. У каждого из нас под одеждой такие татухи.

— Или вот еще — «солдат, любящий обалденные нагрузки».

— Такую женщины себе накалывают у нас, да. Они носят оранжевые жилеты и держат в руках ломы.

— Они по дому ходят в жилетах специальных и общаются по скайпу с ломом в руках?

— Как они ходят по дому, я не знаю. И в этом прелесть виртуального офиса.

— Вас не беспокоит, что Slon.ru очень созвучен с нелюбимым вами Snob.ru? Я по этому поводу слышал много ехидных комментариев.

— Созвучен? Ну, случайно оказались две общие довольно распространенные буквы. В этом смысле слово «жопа» созвучно со словом «нога». Со «Снобом» совсем у нас нет ничего общего. Мы вообще не про снобизм, не про звездность, не про закрытые клубы. Мы про работу больше, про бизнес.

— Кто акционеры проекта? Сколько инвестировано в проект?

— Акционеры — группа инвесторов во главе с Александром Винокуровым, бывшим основным владельцем банка «КИТ Финанс», а также, собственно, я. Пока вложены сущие копейки — то, что заплачено команде фрилансеров за разработку сайта, и два месяца зарплаты штату.

— Расскажите про планы.

— Планы. Сейчас сайт — это где-то 30—35% от того, что нам хочется сделать. Не хватает много какого функционала, и мы еще не до конца научились делать такой контент, как задумали. То, что мы открываем, это бета-версия. Там еще работать и работать. Уже осенью думаем дотянуть до 60% от задуманного.

— Подробнее можно? Что задумано?

— Не люблю я про будущее, Егор. Будем показывать постепенно.

 

Леонид Бершидский – главный редактор еженедельника «Капитал» (1997–1998), редактор отдела бизнеса газеты The Moscow Times (1998), главный редактор газеты «Ведомости» (1999–2002), директор по редакционным вопросам ИД Axel Springer Russia (2003), издатель русских версий журналов Newsweek и Forbes (2004), заместитель генерального директора ИД «ОВА-Пресс» и издатель журналов «Огонек» и HELLO! (2004–2005), руководитель проектов ИД Independent Media (2005), главный редактор журнала SmartMoney (2006). В 2007–2008 годах работал управляющим директором инвестбанка «КИТ Финанс», затем генеральным директором одноименной холдинговой компании. В конце 2008 года возглавил интернет-проект Slon.ru.

Подписывайтесь на канал «AdIndex» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях в рекламе и маркетинге.

последние публикации

Комментарии


Возможность комментирования статьи доступна только в первую неделю после публикации.

doc id = 8945

Каталог рекламных компаний России

Talant Base. Поиск по всем специалистам, работавшим над рекламными кампаниями с 2009-2015г


Adindex Print Edition - справочный журнал, посвященный рекламе и маркетинговому продвижению.
В издании систематизированы информационные, аналитические и статистические данные по ряду важнейших направлений отрасли.
Периодичность: ежеквартально.
При поддержке Agency Assessments International.
Цель проекта — создать новый инструмент на рынке коммуникационных услуг, презентующий объективную информацию о структуре рекламной индустрии и ее основных игроках.
все разделы

Нестандартная Реклама

AdIndex Market

Новости партнеров

Кейсы