Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом


Галерея | 13 Февраля 2013 | 10

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
«Раушенберг сказал: "Живопись – это нечто среднее между искусством и жизнью. В этом промежутке я и работаю". А я бы сказал, что живопись – вместо жизни. Или, другими словами, живопись – это нарисованная жизнь. Я не хочу знать, откуда что появилось. Я просто рисую – вот стоят люди, вот они говорят, едут куда-то». Михаил Рогинский

И человеком, и художником Рогинский (1931-2004) был странным. Отдельным каким-то. Ни в какие группы и сообщества не входил и с коллегами по выключенности из официальной художественной жизни общался не очень. Говорил, что когда об этих группах заходила речь, он начинал искать дверь. То, что он оказался прописанным в нонконформистах – исключительно заслуга советской власти. Она его туда определила. Не вписываясь в официальное искусство и официальную идеологию – «Когда я не мог ничего нарисовать, я включал радиоточку, слушал гнусную советскую музыку, идиотские речи дикторов и начинал рисовать» - Рогинский мечтал писать картинки так, как соцреалисты, но о другом – «пьяницы, например, в очереди». Обозначив пути, по которым потом развивалось советское неофициальное искусство, всю дорогу от своего родительства отказывался, считая свое творчество продолжением традиций русской живописи и Сезанна. Никогда не стремился к публичности и славе, что – ни хорошо, ни плохо, а – странно для художника.

Образование Рогинский начал получать в художественной школе. Когда потом служил в армии, скрыл, что умеет рисовать, что тоже странно – воин, служащий художником, избегает большинства тягот и лишений армейской службы. Но Рогинский очень не хотел изображать всю эту военно-советскую идеологическую шнягу. Продолжал образовываться в двух московских училищах, одно из которых - «Памяти 1905 года». Вышел оттуда с профессией «художник театра», коим трудился несколько лет в глуши, в провинции. Потом вернулся в Москву, несколько лет преподавал в известной художественной школе на Кропоткинской улице и в Заочном Народном университете искусств им. Крупской. В 1978 году эмигрировал во Францию.

Первый раз Рогинский выставился в 1964 году вместе с еще тремя художниками в клубе любителей искусств на проспекте Мира. Выставка продлилась часа четыре и была закрыта. Не знаю, что выставили остальные трое, но художеств Рогинского коммунисты перенести никак не могли. Выставил он что-то вроде этого.

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Спички «Снайпер А. Павлюченко»

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Мосгаз

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Натюрморт с консервной банкой

Тут не было ничего, что должно было быть, а то, что было, быть не должно было. Все эти атрибуты низкого быта, да еще и неряшливо намалеванные, никак не несли в себе правдивого, исторически-конкретного изображения действительности в ее революционном развитии и совершенно не сочетались с задачей идейной переделки и воспитания трудящихся в духе социализма, а именно этим должен был заниматься всякий нормальный советский художник. Поэт Генрих Сапгир, посмотрев на эти работы, назвал их поп-артом.

Вообще, поп-арт не только плохо лежит рядом с советской властью, а, попросту, вообще не лежит. Поп-арт – продукт развитого общества потребления, результат некоторой пресыщенности этим потреблением, когда уже все давно сыты, обуты, одеты, когда проблема рынка состоит в том, чтобы продать, а не в том, чтобы купить. Вот тут уже можно как-то поиздеваться над этим потреблением, поиронизировать над механизмами маркетинга, пошутить над рекламой и потребителем, который на нее ведется. Понятно, что в СССР всего этого не было.

Поэтому, если про такие картинки говорить «поп-арт», то нужно обязательно добавлять слово «советский». С тем, нормальным, поп-артом советский его аналог роднит внимание к банальному, повседневному и серийному. Только если там, у них, все это выглядело глянцево, ярко и разноцветно, то тут, у нас, все было корявенько, неказистенько и немаркого цвета. Поэтому и поп-арт у нас тоже неброский, кухонно-коммунальный, ноский и много раз надеванный.

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Чайник

Если тот, заокеанский, поп-арт в своем языке танцевал от рекламы, глянцевых журналов и прочей сверкающей массовой культуры, то Рогинский, в частности, брел от железнодорожных плакатов («Путник! Не стой на путях!»), от рукодельных афишных транспарантов кинотеатров (при каждом кинотеатре был художник) и прочей тоже вроде бы массовой в массе своей изопродукции, но индивидуальной в каждом отдельном случае – ручками же делалось. Поэтому корявенько и выходило – плакаты-то не Рафаэли мазали, и даже не Налбандяны. Ну, и получался у Рогинского, с одной стороны, вроде как предмет массового производства, а с другой – совершенно конкретный тетинюрин утюг. Он же, этот всеобщий утюг, одинаковый в течении трех поколений, в условиях товарного дефицита и тети Нюры бедности служит ей лет неизвестно сколько, и за это время приобретает биографию и совершенно индивидуальные черты. Поэтому он достоин не натюрморта со своим участием, а прямо-таки портрета. Портрета вещи, нужной, важной и ценной. Вещи, которая дает бытию устойчивость, гарантию и преемственность. По сути, это даже не вещи, это персонажи эпоса.

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Утюг

Сам-то Рогинский ко всем этим аналогиям с поп-артом, выдуманным Сапгиром и, потом уже, искусствоведами, относился скептически, что, конечно, не отменяет их истинности. Он говорил, что рисовал весь этот скудный эвакуационный ассортимент, привыкнув во время войны ценить простые вещи, без которых трудно прожить. Они для него символизировали Россию. Вот для одновременного с ним Джонса Америку символизировали безликие блестящие банки с пивом, а для Рогинского Россию – кастрюля, много раз бывшая в употреблении.

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Кастрюля на табуретке

Так или иначе, но Рогинский двигался одновременно и в одном направлении с уже помянутым им Раушенбергом и Джонсом, с поправкой, конечно, на отечественное бездорожье. Как и они, он вводил в свои работы богатую живописную маестрию. Только Джонс и Раушенберг шли при этом от предшествующего абстрактного экспрессионизма, а Рогинский – от далекого Сезанна, которого сильно любил. Это однонаправленность творческих усилий еще лучше видна на примере совершенно удивительного для тех советских времен артефакта.

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Красная дверь

Эту работу часто трактуют как наш ответ Дюшану. Трактовка эта не правильная, ее надо выкинуть. Дюшан ведь выставлял почти реди-мейд. Рогинский же сделал чертеж двери и отнес его плотникам, которые ее и сварганили в масштабе два к трем, в смысле, она меньше настоящей. Сам по себе ход для совка революционный – до Рогинского художники все делали сами. Потом он привинтил к двери найденную на помойке ручку, которая, строго говоря, и является этим самым реди-мейдом. А потом экспрессивно, т.е. неаккуратно, с точки зрения маляра, выкрасил. Так что дверь – это объект. Объекты и реди-мейды в поп-арте, естественно, использовались активно. Но они там изображали сами себя. Рогинский же развил тему и повесил дверь на стену. Т.е. его дверь изображала картину. Или - замещала. Абстрактную. Здесь уже видны выходы в концептуализм с его вечным беспокойством о судьбе границ искусства, его жанров и видов. Заказ двери – это тоже концептуалистский жест, вопрошающий о том, что есть художник. Впрочем, ни о каком концептуализме Рогинский и слышать не хотел, называл все свое документализмом, а потом сделал еще и стену с розеткой.

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Красная стена

Параллельно с поп-артом, в данном случае, с Уорхолом, делал Рогинский и серии.

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Примус

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Примус

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Примус

Тут у него каждый предмет, в отличие от одинаковых уорхоловских супов «Кемпбелл», индивидуализирован в смысле свойственного ему различного качества убогости. О причинах я говорил выше.

Иногда Рогинский вводил в картинку текст, словно бы реплику владельца вещи.

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Брюки

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Кухонный разговор

Подобные штуки делал Лихтенштейн, издевательски воспроизводя комиксы. И еще несколько похоже такие обрывки фраз, уже позже, использовали московские концептуалисты, о которых я еще напишу.

В этот поп-артистский период, длившийся где-то с 1962 до 1968, Рогинский писал не только портреты вещей, но и пейзажи. Ну, это условно пейзажи. Они у него выглядят как те самые железнодорожные плакаты.

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Рижская ж/д

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Железнодорожная платформа

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Платформа вокзала

В творчестве Рогинского было несколько периодов, из которых он сам больше всего ценил первый, о котором я уже хорошо и доходчиво рассказал, и последний – 90-е годы и начало нулевых. Работами этого периода он всех поставил на уши. Слишком неожиданный поворот получился.

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Трамвай на Соколе

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Двор на улице Маркса-Энгельса

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Парк

Это все картинки из жизни Москвы 60-70-х гг. Сделаны во Франции. В принципе, такие работы мог вроде бы написать, как уже часто писалось в прессе, какой-нибудь деятель левого МОСХа*. Т.е. Рогинский типа сильно ретроградировал по сравнению со своим героическим периодом.

Может быть. Только очень уж интересное это ретроградство. Это опять тот же эпос, где теперь вместо вещей – люди, похожие, впрочем, на вещи. И гораздо менее индивидуализированные, чем вещи у раннего Рогинского. Это – масса. Даже если изображены немногие люди или вообще кто-то один. Ну, как капля не отличается по составу от лужи.

Это тяжелые, как правило, работы. Безнадежные какие-то. В них все серо, холодно, убого, тягуче. Иногда там, как и раньше, появляются реплики – банальные.

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
«Главное, трамваи редко ходят»

И, при всем при этом, они про любовь. Какую-то ущербную, кривенькую, как примус, но теплую, как он же. Так обычно честные, умные и способные чувствовать россияне** любят свою Родину.

Рогинский в этих работах реализовал свою старую мечту – писать, как соцреалист, но не о соцреалистическом. И еще он хотел «показать русским русских», чтобы приучить их «мужественно воспринимать самих себя». Просто Рогинский всегда верил в то, что искусство способно изменить человека и жизнь. А это совершенно авангардистская вера. Впрочем, и соцреалистическая тоже.

Бонус

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Пол. Метлахская плитка

Эта вещь выросла из абстракционизма – из Мондриана. Вообще, это потрясающая идея – писать реальную вещь, которая выглядит как абстракция. Опять концептуализм какой-то. Видите, какой непростой был человек Рогинский.

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Натюрморт

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом

Квартирная сюита (фрагмент полиптиха)

Это работа 90-х, он иногда возвращался к ранней стилистике.

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Ярмарка

В 70-е гг. Рогинский находился в периоде, который сам называл «ретро»: «Он очень затянулся, почти на десять лет, и был малоплодотворным. Я очень трудно работал. И это все было не мое».

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Зимой

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
Ужин

Михаил Рогинский. Авангардист, который всегда хотел быть соцреалистом
В добрый путь

* Существовало такое типа прогрессивное крыло в этой организации в 60-80-е гг., представители которого позволяли себе некоторый еретизм по отношению к соцреалистической ортодоксии.
** Наверное, честные, умные и способные чувствовать россияне могут и не любить свою Родину.

Автор: Вадим Кругликов

Подписывайтесь на канал «AdIndex» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях в рекламе и маркетинге.

последние публикации

Комментарии

Костик | 15.02.2013, 18:48
А где Андрей Корсаков?
Андрей Корсаков | 15.02.2013, 19:07
Теперь меня зовут Вадим Кругликов. Собственно, всегда звали.
Наталья | 02.04.2013, 18:39
У Вас очень толковые стать. Возможно с Вами можно как-то связаться? Есть пару вопросов...
Вадим Кругликов | 04.04.2013, 19:16
https://www.facebook.com/vadim.kruglikov?ref=tn_tnmn
Брунгильда | 22.02.2013, 13:50
и правильно - зачем народ в заблуждение вводить! а статья интересная, спасибо
Вадим Кругликов | 22.02.2013, 17:38
Здесь должен быть благодарственный смайлик.
Арсений (Гость) | 07.06.2014, 23:32
Прошу прощения, вы, очевидно, большой поклонник современного искусства, поэтому стараетесь поместить понравившегося художника в привычные вам категории. И делаете это, вопреки мнению самого художника, принципиально не вступавшего ни в какие партии и кружки, не относившему себя ни к каким направлениям - это вас не смущает. Вас смущает сам факт существования людей, которые ни с кем. Вам необходимо записать их в партийные ряды, отнести к какому-то кружку, направлению. А если не находится подходящей партии, подходящего кружка - вы его придумываете. Так, в свое время, поступили с Пикассо. Но продолжателя традиций Сезанна и Ван Гога записать в поп арт - ну, это как?)) Это, конечно, не вы придумали, и претензия, соответственно, не к вам, вы просто транслируете общепринятую точку зрения.
Вадим Кругликов (Гость) | 08.06.2014, 16:53
Арсений, наверное, вам стоит читать еще внимательнее - про поп-арт в тексте куча оговорок. Кроме того, довольно вредно смешивать парадигмы. Сезанн и Ван Гог - это стили. Поп-арт - направление. Они плохо живут в одной плоскости. Это приблизительно то же самое, что утверждать, будто керлинг несовместим с кулинарией. Поп-арт мог говорить любым живописным языком. И еще. В вашем комментарии слышна искренняя обида за Рогинского и Пикассо. С ними поступили плохо - их оболгали. Видимо, это уже заговор. Покажите мне, кто с ними это сделал, и мы их растопчем вместе. А я перестану транслировать эту пакость.
ЛевиК (Гость) | 23.07.2014, 14:06
Я статью не дочитал, скучная статейка, высказанное автором не разделяю совершенно. А картины я посмотрел, они мне понравились. За что отдельное спасибо, автору этой статьи. Хотелось бы продолжение статьи, но поменьше слов, больше картинок. И в названии просто напишите ФИО художника.
Вадим Кругликов (Гость) | 04.02.2015, 13:27
Какие еще указания будут?

Возможность комментирования статьи доступна только в первую неделю после публикации.

doc id = 8945

Каталог рекламных компаний России

Talant Base. Поиск по всем специалистам, работавшим над рекламными кампаниями с 2009-2015г


Adindex Print Edition - справочный журнал, посвященный рекламе и маркетинговому продвижению.
В издании систематизированы информационные, аналитические и статистические данные по ряду важнейших направлений отрасли.
Периодичность: ежеквартально.
При поддержке Agency Assessments International.
Цель проекта — создать новый инструмент на рынке коммуникационных услуг, презентующий объективную информацию о структуре рекламной индустрии и ее основных игроках.
все разделы

Нестандартная Реклама

AdIndex Market

Новости партнеров

Кейсы