Живая классика: Анатолий Осмоловский. Бунт против всех


Галерея | 24 Июня 2011 | 2

Живая классика: Анатолий Осмоловский. Бунт против всех
Из всех актуальных российских художников назвать классиком хочется именно Осмоловского – он стоял у истоков, был основоположником, его работы вошли в сокровищницу, он взрастил, он по праву занимает и так далее

Кроме того что Осмоловский сделал много принципиальных для российского актуального искусства работ, он для полного сходства с классиком много пишет, теоретизирует и выступает. И не только о себе. Хотя и этого бы хватило.

Впервые Осмоловский стал известен широкой публике в апреле 1991 года после акции «ЫЫЫ»*, проведенной созданным им движением Э.Т.И. (Экспроприация Территории Искусств). Тогда активисты движения выложили своими телами это могучее слово напротив мавзолея Ленина.

Живая классика: Анатолий Осмоловский. Бунт против всех
Более качественных фотографий не сохранилось

Акция не так проста, как кажется, и не сводится к банальному и понятному желанию подразнить власть. Ее главный смысл – разрушение сакральности пространства Красной площади. Ведь в советской политико-географической иерархии она занимала первое место. Помните: «Начинается земля, как известно, от Кремля». Красная площадь была священным и холодным местом. Там проходили военные парады – эти почти религиозные обряды. Там находился главный советский тотем – мумия Ленина. Там существовал пантеон советских апостолов, святых и героев, там власть ритуально встречалась с народом – во время демонстраций народ шел по площади, власть махала ему рукой с трибуны мавзолея.

По всему поэтому площадь хорошо охранялась и милицией, и людьми в партикулярном платье. Никакие несанкционированные мероприятия на ней были невозможны. Если бы кто-то по личной инициативе развернул там даже совсем официальный лозунг «Вперед! К победе коммунизма!», его бы тоже взяли. В советское время там нельзя было даже курить. А запрет на фотографирование и съемки был отменен совсем недавно.

И вот вдруг в такое мертвое, серьезное и государственное пространство вторгается карнавальное, маргинальное и в прямом смысле площадное слово. Площади возвращается ее изначальное назначение – быть народным, живым, неорганизованным и даже буйным местом. Все прямо по Бахтину.

Акция проходила 18 числа и формально была ответом на принятый за три дня до этого «Закон о нравственности», который, в частности, запрещал ругаться матом в общественных местах. Поэтому акция приобретала еще и совершенно концептуалистский смысл – была ругань или не была? Ведь, с одной стороны, мат есть. Но с другой – этот мат не только не произнесен, но даже и не написан. Или граждане не могут ложиться так, как им вздумается?

Тут виден еще один смысл. Носителями живого слова, не зафиксированного высокой книжной традицией, являются люди. Убери их – слова нет. Их и убрали. Потому что эту проблему – был мат или нет, должна была решать и милиция.

Она ее решила быстро – ровно через минуту все участники были задержаны. В участке милиционеры решали еще одну проблему – была ли акция политической? Ведь проходила она ровно напротив мавзолея Ленина, у которого через четыре дня был день рождения - один из священных советских праздников. Или все же это было простое хулиганство? И Осмоловский им объяснял, что это ни то, и ни другое, а просто «десакрализация Красной площади и превращение ее в действительно народное место». Я себе представляю всю осмысленность взгляда того милиционера, который это слушал.

В общем, было заведено уголовное дело по статье 206 части 2 УК СССР «Злостное хулиганство, отличающееся по своему содержанию исключительным цинизмом или особой дерзостью».

На защиту особо циничных и дерзких хулиганов встала советская интеллигенция. Андрей Вознесенский писал, что если бы они хотели оскорбить Ленина, то написали (положили) бы перед собой тире. В смысле «Ленин – нехорошее слово». Осмоловский и другие действительно не хотели оскорблять Ленина – он был для них слишком мелкой и неинтересной фигурой.

Через три месяца дело было закрыто «по отсутствию состава преступления» - время-то, по сути, было уже не советское.

Так было положено начало тому, что потом будет названо московским акционизмом.

На Красную площадь, до сих пор мало изменившую свои характеристики в смысле сакральности, Осмоловский вернулся в декабре 1999 года, перед очередными выборами в Госдуму. Его новая группа «Радек» развернула на мавзолее вот этот лозунг:

Живая классика: Анатолий Осмоловский. Бунт против всех

Естественно, их забрали в ФСБ. Но почему-то отпустили, ограничившись всего лишь беседой. Хочется думать, что Осмоловского уже боялись. Потому что до этого, в мае 1998 года, Осмоловский в союзе с художником Авдеем Тер-Оганяном и литератором Дмитрием Пименовым организовал еще одно героическое действо. В ознаменование 30-летия студенческой революции в Париже они сварганили баррикаду на Большой Никитской, на пересечении ее с Романовым переулком, т.е. практически напротив Кремля, в шаговой его доступности.

Живая классика: Анатолий Осмоловский. Бунт против всех

Баррикада была хлипкая и трогательная, сложенная из картонных коробок. И двусторонняя, т.к. не было за ней своей, обороняемой и дружественной территории. Эта картонная баррикада, укрепленная картинами актуальных художников, громко, но беззащитно бунтовала, по сути, против всей организации нашей жизни. Против того что человек должен в поте своем трудиться, а не жить в праздности, занимаясь чем хочет. Против того что существуют для человека многие разные ограничения – социальные, политические, религиозные, типа этические. Против того, что у человека есть зависимости – те же самые, что и ограничения. Короче, баррикада звала к свободе. И – устроила ее на время в центре Москвы.

Поскольку акция была приурочена к годовщине парижских событий, она цитировала их лозунги: «Запрещено запрещать», «Вся власть воображению!», «Будьте реалистами - требуйте невозможного!». В рамках последней максимы были выдвинуты уже свои - заведомо несбыточные требования:

- ежемесячная выплата $1200 каждому участнику акции;
- легализация наркотиков для каждого участника акции;
- предоставление права бесплатного и безвизового передвижения по всему миру для каждого участника акции.

А вам не нравятся все эти пункты?

Это была самая массовая акция за всю историю московского акционизма. Баррикадников было около двухсот, сотрудников милиции вокруг – приблизительно столько же, т.е всего – четыреста. Они, сотрудники, когда приехали, вообще мало понимали, что происходит. Первый появившийся полковник звонил на главный пульт, и диалог выглядел приблизительно так:
- Что там у вас?
- Да я не пойму, какие-то люди, улицу перегородили, чего-то хотят…
- Кто они? Учителя, шахтеры? Зарплаты требуют?
- Да нет, молодые какие-то, а чего требуют, не пойму…
- Ну, ты выясни.

И полковник пошел выяснять. Он подошел к баррикаде и, совершенно не понимая структуры этого странного социального организма, живущего у него на глазах, перенося на него убогую иерархическую схему своего ведомства, спросил по привычке, чтоб знать, кого убалтывать:
- Кто тут главный?

И нарвался на легкий, звонкий и окончательный ответ Пименова, выражающий очень многое:
- Здесь нет главных, здесь все герои.

Т.е. власть была а) фраппирована и б) поставлена в тупик. Это и была задача акции. Кроме того, было выражено тотальное недоверие всем институтам власти, которые участниками акции были признаны дегенеративными. А когда власть в России была иной?

Вся эта вакханалия свободы продолжалась около двух с половиной часов. Милиция не знала, что делать, и просто оцепила место события. Народ внутри баррикады веселился и кричал через мегафон свои требования, уже далеко выходящие за рамки первоначальных, т.е еще более абсурдные. Кто-то активно критиковал власть, иногда - матом. Несколько французов пели «Марсельезу». Прислал свое приветствие Кон-Бендит, один из главных моторов того самого 68 года. Прохожие были в недоумении. Префект Центрального округа Москвы Музыкантский опоздал из-за этой бодяги на день рождения дочери.

Получалось такое стояние на Угре. И чтобы поставить точку, Пименов провозгласил новый лозунг: «Мы победили! Пошли гулять по захваченному городу!»

В принципе, Пименов был прав. Они победили. Если репрессивная по сути своей власть позволяет в центре своей столицы такие действа – она проиграла. Но она, власть, тут же и отыгралась – как только участники акции вышли за пределы баррикады, лидеров начали хватать. Такое впечатление, что она боялась дальнейшего распространения этой заразы – свободы, будь она неладна. Естественно, повязали и Осмоловского. Впрочем, отделались они тогда штрафами, довольно несущественными.

Картонная баррикада, видео

То, что делает Осмоловский последние годы, традиционные искусствоведы отнесли бы к категории позднего творчества мастера. Он успокоился и вдарился в изготовление дизайнерских по сути, т.е. не слишком революционных предметов. Типа серии «Изделия», которые репродуцируют в глянцевом варианте башни танков, произведенных в разных странах. Осмоловский ищет в дизайне этих башен национальный характер. Весьма для него камерная задача. Для того Осмоловского - прежнего.

Живая классика: Анатолий Осмоловский. Бунт против всех
Франция

Еще он экспериментирует с хлебными обрезками, видя в них соитие двух интересных русских традиций – иконописи и авангарда начала 20 века.

Живая классика: Анатолий Осмоловский. Бунт против всех

Короче, к нему невозможно применить известную фразу Клемансо: «Мне жаль тех, кто в молодости не был революционером». Осмоловский – был.

Правда, есть надежда, что революционером и останется. В прошлом году он ездил читать лекцию на Селигер. Возможно, это провокация, поскольку он во многом пародирует политические методы – начиная от демонстрации диссидентов в 1968 году на Красной площади и кончая парижскими событиями того же года. Ведь они идут рядом – революционаризм и провокация.

 

* Нецензурное обозначение мужского полового органа из трех букв. Заменено на ничего не значащий эвфемизм в соответствии с Федеральным законом от 05.05.2014 № 101-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственном языке Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового регулирования в сфере использования русского языка". Т.е. в нашей жизни опять появились те самые вещи, с которыми боролся Осмоловский еще 23 года назад.

 

Автор: Вадим Кругликов

 

Подписывайтесь на канал «AdIndex» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях в рекламе и маркетинге.

последние публикации

Комментарии

флудmaker | 29.06.2011, 11:27
И зачем этому Осмоловскому все это надо?
Филателист (Гость) | 15.05.2014, 11:58
А лейтенанту Шмидту как вы думаете революция зачем нужна была?

Возможность комментирования статьи доступна только в первую неделю после публикации.

doc id = 8945

Каталог рекламных компаний России

Talant Base. Поиск по всем специалистам, работавшим над рекламными кампаниями с 2009-2015г


Adindex Print Edition - справочный журнал, посвященный рекламе и маркетинговому продвижению.
В издании систематизированы информационные, аналитические и статистические данные по ряду важнейших направлений отрасли.
Периодичность: ежеквартально.
При поддержке Agency Assessments International.
Цель проекта — создать новый инструмент на рынке коммуникационных услуг, презентующий объективную информацию о структуре рекламной индустрии и ее основных игроках.

Новости партнеров

Кейсы

AdIndex Market

все разделы

Нестандартная Реклама