Россия в сравнении с развитыми странами


Аналитика | 26 Ноября 2007

Россия в сравнении с развитыми странами
Скоро ли мы будем жить как развитый Запад?

Лозунг «догнать и перегнать Америку» нуждается в корректировке — актуальнее звучит задача догнать и перегнать США образца 1950 г. По уровню ВВП на душу населения Россия только сейчас догнала СССР 1990 г., достигший тогда уровня, на котором Штаты находились за 40 лет до того. Однако советская экономика — экзотический зверь, очень тощий, но с длинными когтями. Слишком большая доля экономики приходилась на военно-промышленный комплекс.

Сейчас другой перекос: благосостояние в России сосредоточено в крупных городах и нефтяных центрах. Так называемый human development index, рассчитываемый ООН по множеству экономических и социальных параметров, показывает, что в целом Россия находится по уровню развития где-то в шестом десятке стран: живется здесь немного хуже, чем в Боснии, зато чуть лучше, чем в Албании. Причем с 2000 г. мы даже опустились на три позиции в этом рейтинге. Но в прошлом году эксперты ООН решили посчитать индекс для отдельных российских регионов. Оказалось, что, будь Москва, Питер, Тюмень отдельными странами, они попали бы в третью десятку рейтинга, встав рядом с Чехией и Кипром.

Жители крупных российских городов готовятся в предстоящие новогодние праздники окунуться в атмосферу потребления, о которой советский человек не мог и мечтать. Согласно исследованию компании Deloitte, средний москвич собирается потратить на праздники €545. Жители пяти крупнейших городов России рассчитывают на чуть меньшую сумму, €480. Но даже они уже обогнали немцев и голландцев и постепенно приближаются к французам.

Безумствовать в праздники хорошо, когда у вас есть свободные деньги. Они появились не только у жителей мегаполисов. В 2000 г. большинство россиян «работало на еду» — на нее приходилось 53,5% расходов. Продовольствие по-прежнему главный пункт в бюджете российской семьи, но теперь, по данным Независимого института социальной политики, его доля снизилась до 35,7%. Затраты на питание — один из самых показательных индикаторов благосостояния. Страны, где больше половины денег граждан уходит на хлеб насущный, считаются бедными. Мы из этой непрестижной категории государств уже выбрались, но и до благополучия пока далеко. Даже москвичи, проедающие 27% доходов, находятся лишь на уровне нынешней Литвы или Японии середины 1970-х, кому как больше нравится. Вот когда мы, как западные европейцы, будем оставлять в продуктовых магазинах не больше 12-13% своих денег, благополучие наконец наступит. Впрочем, в некоторых сферах оно наступило уже сейчас. В других до счастья осталась самая малость. А кое-где нам и через десятки лет не достичь того, что принято называть западным образом жизни.

ПОРАЗЪЕХАЛИСЬ

Вместо еды мы теперь покупаем услуги. Их доля в затратах с 2000 г. выросла с 19,4 до 29,5%. Услуги перетянули на себя все относительное сокращение трат на питание, а заодно и от товаров длительного пользования оторвали заметный кусок. Высвободившиеся деньги пошли в общем на пустяки: на отдых и развлечения.

В 2000 г. россияне потратили на выезд за границу $8,8 млрд, в 2006-м — уже более $18,6 млрд. Мы словно наверстываем упущенное в «невыездные» времена. Ведь, например, бразильцы, сколько бы экономисты ни проводили параллели между нашими странами, туризмом интересуются на удивление мало. В 2000 г. они тратили на заграничные поездки вдвое меньше нашего, в прошлом году — уже втрое меньше. Заокеанская модель отдыха вообще предполагает меньший интерес к путешествиям, и дело тут не в доходах. Ежегодно за границу выезжают 40% итальянцев и всего 21% американцев. А россиян — уже 19%. Догоняем Запад! Причем не только по количеству туристов, но и по расходам. World Tourism Organization посчитала, что в 1995 г. средний русский тратил на поездку $580. Спустя десять лет сумма выросла на 14%, тогда как немцы, главные мировые туристы, за то же время поуменьшили свои заграничные расходы и теперь опережают нас меньше чем в 1,5 раза. Граждане других западных стран, впрочем, тоже путешествуют все больше, так что догнать по этому показателю Запад в целом у нас скоро не получится. Вот если бы российский выездной туризм рос как китайский — в 6 раз за 10 лет, — сомнений не было бы.

Поездок по стране тоже стало больше. По оценке Euromonitor, с 2000 г. жители России увеличили свои траты на проживание в российских же гостиницах в 5 раз, общая сумма уже превышает $2,5 млрд. Потратили бы и больше, да предложение хромает. В 2000 г. по количеству мест в гостиницах на душу населения наша страна отставала от европейских лидеров, Финляндии и Франции, примерно в 10 раз. Позади была только Албания. За шесть лет произошла смена лидера: на первое место вырвалась Болгария с 275 гостиничными местами на 10 000 жителей. Россия этот показатель увеличила всего на 21%: 29 мест на 10 000 человек — это смешно. Зато Москва вышла на первое место среди европейских столиц по средней цене гостиничного номера. В результате наша страна оказалась практически единственной, где въездной турпоток уменьшается.

В сфере услуг потребление вообще растет сумасшедшими темпами: слишком уж сильно мы в свое время отстали. Средний русский ходит сейчас в кино вдвое чаще, чем пять лет назад, но все равно меньше одного раза в год. Американец же — почти пять раз в год. То же и с общепитом. Наши расходы на питание вне дома за те же шесть лет выросли в 8 раз. Однако, увеличив с начала века количество кафе и ресторанов на четверть, Россия только на крошечный шажок приблизилась к образцам для подражания: во Франции кафе и ресторанов втрое больше, в Америке — в 11 раз.

Почти на 40% вырос в России за семь лет объем авиаперевозок. И все-таки Франция опережает нас по этому показателю вдвое, а Германия — втрое.

Кажется, единственная услуга, где отставание удалось полностью ликвидировать, — мобильная связь. Шесть лет назад, когда во многих странах ее проникновение уже превышало 50%, Россия только начинала — два абонента на 100 жителей, меньше, чем в Бразилии. Сейчас мы обогнали не только Бразилию, но и Японию, США, Канаду. Другое дело, что проникновение мобильной связи уже перестало быть индикатором благосостояния. Белоруссия, например, обставила Канаду. Показательнее Интернет. По количеству пользователей Россия — на уровне Франции шестилетней давности. Но быстро наверстывает: интернетизация растет на 20-40% в год, тогда как лидеры, подлючив к Сети половину населения, остановились, а кое-где процент юзеров даже снижается. Если так пойдет и дальше, года через три догоним заграницу.

КАЧЕСТВО И КОЛИЧЕСТВО

Хорошая вещь — сфера услуг. Но рост затрат на них связан не только с нашим желанием сделать себе приятное. Взять, к примеру, образование. Уровень проникновения высшего образования в России повысился, но нельзя сказать, что мы вдруг устремились к знаниям: многие связывают рост с сохранением призывной армии. Зато цена знаний стремится к западному уровню очень быстро. По данным ГУ-ВШЭ, с 2000 г. стоимость обучения в российских вузах выросла вдвое. В среднем один семестр стоит сейчас около $700. Это уже довольно близко к уровню оплаты в вузах Великобритании и Германии, где стоимость семестра для собственных граждан ограничена примерно $900-1000 (иностранцы платят в десятки раз больше). Впрочем, все знают, что по-настоящему качественное образование в России можно получить только в нескольких вузах, а там цены совсем другие: в Высшей школе экономики они доходят до $6000 за семестр, в МГИМО — до $5500, в МГУ — до $5000.

Повышение цен на образование — головная боль не только для российских родителей. В Великобритании разгорелись споры по поводу отмены накладываемых государством ограничений на стоимость обучения для граждан этой страны. Если предложенная еще правительством Блэра реформа пройдет, британским родителям придется платить раз в десять больше, чем сейчас. В США с 2000 г. стоимость образования в среднем выросла больше чем в 1,5 раза. Так что удорожание российского образования — не только следствие перехода от социалистической модели к капиталистической, но и часть общемирового тренда. Для российских пап и мам это плохая новость: вряд ли в обозримом будущем стоит рассчитывать на стабилизацию цен.

Не стоит надеяться на стабилизацию и в ЖКХ. Доля затрат населения на коммуналку и топливо в России пока в 2 раза ниже, чем в Западной Европе (10,5% против 21,9%), но ведь в 2000 г. разница составляла 3,5 раза. Затраты на ЖКХ и топливо объединены в западной статистике в один показатель, так как во многих странах центрального отопления в нашем понимании не существует и люди сами покупают топливо не только для автомобилей, но и для домов. Энергоносители дорожают, граждане ропщут.

Впрочем, рост цен на Западе не идет ни в какое сравнение с нашим. По данным исследовательской организации GTZ, в странах «большой семерки» в 2000-2006 гг. высокооктановый бензин подорожал на 43%, а дизельное топливо — на 53%. В России — на 133 и 127% соответственно. При том что накануне 2 декабря власти пытаются сдержать подорожание бензина. После выборов его социальная значимость уменьшится, и в погоне за Западом мы сделаем очередной рывок. При таких темпах Россия за пятилетку догонит Францию, где бензин вдвое дороже нашего. США мы обогнали по стоимости бензина еще три года назад.

«Главная причина удорожания ЖКХ — рост цен на энергоносители, и он будет ускоряться, так как государство либерализует рынок», — уверен руководитель сектора планирования и анализа «Смоленскэнерго» Александр Школьников. Его компания занимается продажей электроэнергии и предоставлением коммунальных услуг, причем второе не приносит прибыли. «Продажа электричества выручает, — говорит Школьников, — но есть множество компаний ЖКХ, которые стабильно убыточны и с ростом цен на энергоносители обанкротятся окончательно». Тарифы ЖКХ, пока контролируемые государством, растут куда медленнее цен на мазут и газ, поэтому у компаний в коммунальном хозяйстве будет все меньше средств, которые можно было бы пустить на рост качества. По этому показателю мы будем от Запада отставать.

КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

По жилью соревноваться с Западом пока бессмысленно. В 2006 г. в России построено 50,6 млн м2 жилья, что на 67% больше, чем в 2000 г. Вроде бы немало. Еще более впечатляющий рост получается на душу населения (71%), так как оно, население, за это время сократилось на 3,5 млн человек. Получается, за 2006 г. на одного человека построили 0,35 м2. Много это или мало? Немного больше, чем в Германии, но все еще меньше, чем в Бельгии. Там, по данным Royal Institution of Chartered Surveyors, ежегодно вводится примерно 0,4 м2 на душу населения. А лидер — США — в последние годы демонстрировал темпы до 1,2 м2 на человека. Лишь в нынешнем году мы, возможно, догоним Бельгию по площади построенного жилья на одного человека, а что касается США, Ирландии, Израиля, Норвегии, то наше отставание от них пока только увеличивается.

«На Западе вообще не принято рассчитывать введенную в строй площадь жилья, так как это показатель лукавый, — объясняет Андрей Туманов из Института экономики города. — Там считают, сколько новых домов и квартир построено». И судят об улучшении жилищных условий по числу семей, которые переселились в новые квартиры или дома. Если считать по европейским статистическим стандартам, то темпы ввода жилья у нас выросли в 2000-2006 гг. только на 63%. При том отставании, которое сейчас есть, это слишком медленно. В 2000 г. на одного жителя России приходилось 19,2 м2 жилья, сейчас — 21,6 м2. Мы приблизились к показателям Польши и Молдавии. Многие европейские страны сильно сократили темпы строительства за последние годы — в той же Германии они упали более чем вдвое с 1998 г., — и у нас появился шанс их догнать. Но надо учитывать, что мы начинаем с очень низкого старта. В США на одного человека приходится 70,6 м2 — почти в 3,5 раза больше, чем у нас. В Португалии, которую мы постоянно пытаемся догнать по разным экономическим параметрам, — 41,3 м2. Учитывая, что ежегодно португальцы строят около 1 м2 жилья на человека, по обеспеченности жильем нам их догнать не суждено. Наши темпы тем более недостаточны, если учесть масштаб износа российских домов, многие из которых давно пора снести.

Похожие проблемы у автомобильного рынка. В 2000 г. 46% российских машин были старше 10 лет. Сейчас таких уже 51%. Что происходит? Рынок не успевает за парком. Во Франции, стране, схожей с нами по количеству машин и объему рынка, почти каждому выехавшему на дорогу новому автомобилю соответствует один списываемый в утиль. В России вывода из употребления почти не происходит: все идет на наращивание парка. Продажи растут фантастическими темпами, более чем вдвое с начала века, при том что в большинстве развитых стран рынок стабилен и кое-где даже снижается. Но слишком уж большую фору Запад получил в советские годы. В прошлом году автомобилизация в России достигла 188 машин на 1000 человек. Это меньше, чем в Европе 1980 г., то есть догонять европейцев нам еще лет 30.

Можно прикинуть по-другому. В 1995 г. на 1000 жителей развитой Европы приходилось 308 автомобилей. Сейчас это уже уровень Восточной Европы. В Польше, например, на 1000 граждан приходится 324 автомобиля, а шесть лет назад было 264. Если Россия сохранит нынешние темпы автомобилизации, Польшу рубежа тысячелетий мы нагоним лет через шесть. Еще через шесть придем к ее сегодняшнему уровню. И понадобится еще 12 лет, чтобы выйти на уровень нынешней Европы. Результат почти тот же: около четверти века. Явный и положительный структурный сдвиг пока только один: иномарки наступают. В 2000 г. их было 16%, сейчас — 31%. Москва, как водится, живет по своим законам: тут иномарок уже больше половины.

С другими товарами попроще — по количеству холодильников и телевизоров Россию сравнивать с Западом уже просто неинтересно, различия заключаются разве что в интересе к энергосбережению у них при полном игнорировании этого критерия у нас. Другое дело, где мы все это покупаем. Формат торговли оказался вещью гораздо более устойчивой, чем ассортимент и количество товаров. Разбогатевшие русские отовариваются, если смотреть в целом, там же, где их более бедные предшественники. По данным исследовательской компании IGD, за последние пять лет доля «магазинов советского стиля» уменьшилась всего на 2 процентных пункта и на нее все еще приходится около четверти оборота продуктовой розницы. Доля открытых рынков сократилась с 63 до 50%, а в 2010 г., по прогнозам аналитиков, она все еще будет составлять 47%. По развитию современных каналов дистрибуции мы сейчас на уровне Польши 1999 г., а обогнали разве что Турцию, где организованная торговля не набирает и 40%. В Европе между тем доля рыночной торговли давно стабилизировалась в районе 5%. Россия покупает и продает в полном соответствии со своим положением между Востоком с его базарами и Западом, и это не скоро изменится.

ВСЕ НА КАРТУ

«В финансовом плане мы Запад догоняем, но это больше похоже на то, как Ахиллес догоняет черепаху», — говорит Олег Солнцев из Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования. Размер нашей финансовой системы крайне мал: банковские активы только в этом году выйдут на показатель 60% ВВП, в то время как на Западе обычным считается вдвое больший уровень.

Зато темпы, которыми у нас внедряются финансовая культура и услуги, поражают воображение. В 2000 г. расстояние между Россией и Западом казалось почти бесконечным. Население было практически исключено из финансовой системы. Доля потребительских кредитов в ВВП колебалась между 0 и 1%, «ипотека» была неизвестным иностранным словом, а число простых зарплатных пластиковых карт составляло 55 на 1000 человек. Сейчас пластиковые карточки есть у каждого второго, объем потребительских кредитов каждый год удваивается (в развитых странах рост не превышает 10%), а ипотеку обсуждают в каждой семье.

На конец 2006 г. около $5,7 млрд было вложено населением в открытые паевые фонды — в 32 раза больше, чем в 2000 г. Кредитные карты, правда, еще не получили массового распространения: их всего-то 40 штук на 1000 человек. Это ничтожно мало по сравнению с Западной Европой и тем более США, где на одного взрослого приходится семь кредитных карт. Но в 2000 г. кредиток в России не было вовсе, а с 2003 г. их число ежегодно удваивается. Огромный разрыв в секторе финансов гарантирует стремительный рост в ближайшие годы. Практически во всех развитых странах кредитное бремя домохозяйств больше их годового дохода, порой в несколько раз, а у нас долгов — от силы 15% годового дохода. Познать все прелести жизни в кредит большинству россиян еще только предстоит. Ждать, впрочем, осталось не слишком долго.

Подписывайтесь на канал «AdIndex» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях в рекламе и маркетинге.

последние публикации

Комментарии


Возможность комментирования статьи доступна только в первую неделю после публикации.

doc id = 8945

Каталог рекламных компаний России

Talant Base. Поиск по всем специалистам, работавшим над рекламными кампаниями с 2009-2015г


Adindex Print Edition - справочный журнал, посвященный рекламе и маркетинговому продвижению.
В издании систематизированы информационные, аналитические и статистические данные по ряду важнейших направлений отрасли.
Периодичность: ежеквартально.
При поддержке Agency Assessments International.
Цель проекта — создать новый инструмент на рынке коммуникационных услуг, презентующий объективную информацию о структуре рекламной индустрии и ее основных игроках.

Новости партнеров

Кейсы

AdIndex Market

все разделы

Нестандартная Реклама