Светлана Баринова: Я поставила пятерку. Здесь используются очень приятные, патриотические моменты. Сейчас патриотические чувства на подъеме. Бородино, бородинский хлеб. Все это связано с историей и, безусловно, ласкает слух и взгляд. И  еще в юмористической концепции преподнесено. Мне кажется, идея донесена и бренд запомнится.                  

Здесь у меня вопрос, насколько это абсолютно свежая идея? Потому что мы уже видели  вот эти эпические заходы. Я не готова поставить 6, как за абсолютно свежую идею. Скорее, это инновационная стратегия.

Софья Шматова: Я поставила семь. Мне нравится, что это последовательные коммуникации. Но кампания ориентирована скорее на процесс, чем на результат. Они делают многое: всячески исследуют, переисследуют. Я знаю, как долго эти несчастные сухарики запускались - с 1999 года, а выпущено это было в 2006 году.

Но дело не в этом. Дело в том, что в кои веки маркетологи так последовательны в том, что касается российского продукта. Например, мне в свое время нравилась вся серия роликов «Банк Империал», которая прекрасно помнится. Соответственно, все эти исторические коннотации, они прекрасно ложатся на целевую аудиторию, восприятие, и на отношения. Да, пусть это немножко клишировано, немножко стилизованно: Бородино и Наполеон. Но, по крайней мере, все, что касается сухариков, такой казалось бы  примитивной категории... Может быть, вы все помните «Три корочки»? Там  все такое лубочное было. А здесь некая драма, которую хочется посмотреть.

Анна Нижник: У меня пятерка. Это достойный ролик, свежее решение.

Анна Чиненкова: Семерка. Это еще и хорошо снято. Не в каждом ролике из тех, которые мы видели, это есть. Здесь работа видна. Его действительно хорошо снимали. Люди старались, отличный монтаж, со звуком все в порядке. Нет такого мельтешения, которое есть в предыдущих роликах. Ролик смотрится, как целая история, законченное некое произведение. Он приятен. Прекрасно читается название продукта. Просто замечательно.

Николай Мегвелидзе: Есть еще важный момент, что самый яркий персонаж – Павел Воля. Но окружение не уступает самому яркому персонажу. Он не перетягивает одеяло на себя. Это очень важно.

Сергей Антонов: Очень важный момент. Я знаю, как разрабатываются подобные идеи. «А давайте возьмем известное лицо, узнаваемое!». Взяли Пашу Волю, заплатили ему много денег, и все знают его, как ведущего Камеди Клаб. Большая смелость компании, решившейся использовать его лицо. Большая смелость компании и в том, что они использовали Волю именно в образе Кутузова. Если бы они пошли просто: «Воля рекомендует похрустеть», ничего нового они бы про Волю не сказали. Никакой волны обсуждения среди молодежи не вызвали. Когда же он представляется в образе Невского, в образе Кутузова, сразу возникает вопрос: Почему? Хочется подумать об этом. Это очень хорошо. Это мозг запоминает.

Софья Шматова: Еще хорошо, что этот образ, «Похрустим?» - некий подростковый трюк, неологизм, который вошел в язык, в речь.

Валерий Лановенко: Я поставил три. По трем причинам. Согласен, последовательность это хорошо, узнается ролик. Но еще одна была фраза, что кампания нацелена скорее на процесс, нежели на результат. Результат все-таки – донести сообщение. Увлеклись историей, потеряли бренд и продукт. Настолько увлекательно было смотреть историю, что я не заметил, что там было упомянуто. Я субъективно говорю.

Второй момент: с точки зрения монтажа ролик очень-очень темный. Он создает настроение не самое позитивное.  Музыкальный ряд хороший, а цвета плохо сделаны. И я абсолютно не согласен с неологизмом, люди по-разному к этому относятся. Я это воспринимаю отрицательно. Я это еще во время прошлого заседания говорил, про Александра Невского.

Микаэл Байбуртян: Я поставил два. Меня лично вот этот ролик коробит. Начну с объективных аргументов. Во-первых, что хотели сказать? Мне непонятна стратегия. Обычно у ролика есть задача - донести какое-то сообщение. Какое сообщение доносится здесь? Что это наши российские сухарики? Что это говорит о продукте? У нас полно российских таких же брендов, как «Похрустим». Как их вообще идентифицировать?

Александр Миров: «Воронцовские» – совсем другое. Они аппелируют к другому. Они делают российскую лубочность, которая используется многими сухарями, в том числе и «Емеля». Немножко высмеивают и показывают под углом. Я не могу говорить объективно, я писал стратегию под «Воронцовские». У них есть некая задача – они работают в определенном классе людей до 25 лет, которым немножечко надоела эта история лубочная, с «Домиком в деревне» и т.д. И они постарались взять эту историю и использовать растущий тренд неопартиотизма, который сейчас интересен именно в молодежи, и не стали делать его слишком сложным. Там два героя, которые смешны, таких два идиота. Они симпатичны, с той точки зрения, что не очень-то умные. И показывается эта деревенская жизнь в таком стебном характере. Слезы в кино, гонки на тракторах.

У меня есть ощущение, что когда мы говорим о неком коробящем чувства креативе, мы немножко забываем, что люди, на которых ориентирован данный продукт, не очень-то знакомы с историей. И не наша задача с этой стороны их воспитывать – это должны делать учителя. Здесь четко сыграно на их непонимании и незнании истории. Для них есть персонаж Наполеон – некий смешной карлик, и есть Кутузов, который на самом деле совсем не такой.  Говорить с образовательной точки зрения, возможно, это деструктивно. Но с точки зрения базирования на существующем знании бренда и в том, что это некий дух команды присутствует в молодежи и желание быть «наш» или «не наш» или «если ты не с нами, то против нас». Вот это здесь абсолютно четко передано.

Микаэл Байбуртян: Конкретно этот ролик не очень реливантен. Ведь можно из этих инсайтов и трендов взять нечто позитивное. А можно негативное. Вот это типично ксенофобская, дворово-гопотническая история. Здесь история воспринимается примитивно.

Теймур Ахундов: Мы сейчас говорим о рекламе или повышении образовательного уровня?

Александр Миров: Бизнес есть бизнес. Мне трудно говорить, но реклама сигарет еще более ужасная. Тем не менее, мы ее делаем. И здесь, как мне кажется, надо находить правильный баланс. Я согласен с тем, что в идеале рекламой хорошо бы и образовывать. Но в данном случае рекламное агентство абсолютно четко выполнило бриф клиента. Оно выполнило задачу. Все, что касается образовательной ценности – это больше объективно, нежели субъективно. С этим я абсолютно согласен. Но такое уж время сейчас, во многом переходное. Когда мы вышли из 90-х и еще окончательно не осели в 21-м веке, когда мы переживаем этот перегной, когда еще недообразованные люди борются с людьми переобразованными. Когда это сменится, можно будет объективно оценить с образовательной точки зрения.

Софья Шматова: Давайте снижать градус. На самом деле, я бы поблагодарила такого клиента, который в других своих продуктах дает снимать Рональдиньо и «Мама, хочешь?» и одновременно позволяет снимать такие чудесные вещи, которые на фоне всего остального выглядят весьма достойно.

1
место
6.2
Работа: рондо
Клиент: Mars
Бренд: Бренд: Rondo
Агентство: Агентство: D'arcy
1
место
5.9
Работа: Сочная экзотика
Клиент: Mars
Бренд: Skittles
Агентство: SapientNitro Москва
1
место
5.4
Работа: intouch
Клиент: Intouch
Бренд: Intouch Страхование
Агентство: Instinct
1
место
5.4
Работа: Наполеон
Клиент: Frito Lay
Бренд: ХрусTeam Бородинские
Агентство: BBDO Moscow
1
место
5.3
Работа: Сникерс
Клиент: Mars
Бренд: Snickers Mad Mix
Агентство: BBDO Moscow
1
место
5.3
Работа: Котофей
Клиент: Егорьевск-обувь
Бренд: Котофей
Агентство: Восход
2
место
5.1
Работа: Трансформации
Клиент: Interior Club
Бренд: Диван
Агентство: mfive creative group