Увеличить постер

Ирина Трошкова: Я поставила тройку. Потому что я посмотрела на него и подумала, что это вино. Ничего нет – ни бренда, ни сообщения. Я этот принт вообще не поняла. Даже на клише не тянет.

Константин Сибитев: Я не могу понять, что они хотели. Но мне это даже неинтересно. Хотели показать вино, но при этом там почему-то сок.

Ольга Доманова: У них есть масса других щитов, на которых не изабелла, а другие исходные продукты. И здесь оно не считывается, потому что почти у всех ассоциативный ряд, что «изабелла» - это вино. Есть, если я правильно помню, гранат.

Ася Вучетич: Этот бренд не знают. Он никакого контакта не вызывает. То есть это такая реклама винограда в какой-то упаковке и в каком-то качестве – вино, сок – не важно. Они делают рекламу, не понимая, что нужно общаться как-то с потребителем, что-то до него доносить, что-то придумывать, как-то себя позиционировать. Видимо, это какой-то лонч, я не знаю. Но пока это продукт, просто продукт, некий напиток из изабеллы. И мне пока непонятно, что это какой-то бренд и что он хочет до меня что-то донести, что это натурально, или вкусно, или что это какой-то потрясающий сорт изабеллы, или еще что-то, хоть какая-то характеристика. Этого нет.

Константин Сибитев: Не согласен. Премиальный сегмент считывается. Но что это не вино, а сок – не считывается.

Ася Вучетич:
Я о другом. Здесь нет бренда. Вот сок «Я» это бренд, а Огрэ – торговая марка.

Анатолий Ясинский: Сок «Я» изначально заходил из бренда. А это что?

Ася Вучетич:
Кока-Кола – это бренд, J7 – это бренд. А это – не бренд.

Константин Сибитев: Все с чего-то начинается.

Ася Вучетич: Если начинается, ну тогда ты уже начни это.

Константин Сибитев: Мы же говорим про наружку. В наружке есть специфические вещи. Наружка не может лончевать продукт.

Михаил Кудашкин: Может. FCUK был запущен только благодаря наружке.

Ася Вучетич: Наружка - это прекраснейший рекламный формат, который у нас, к сожалению, используется как девка-чернавка.

Михаил Кудашкин: По сути, это не отличается от того, что мы видели с кастрюлями. Потому что мы видим с одной стороны кусок этикетки, а с другой стороны этикетку на бутылке

Ася Вучетич: Мы видим продукт, но ничего не знаем про него.

Владимир Коровкин: На мой взгляд, это твердое клише. То, что это не дешевый сок, читается на раз. Это передает стекло или, по крайней мере, покушение на стекло.

Анатолий Ясинский: То, что мы говорим про целевую аудиторию, про сообщение бренда – это быть должно. Но в рекламе кроме этого есть еще что-то, то, что делает из всего этого какой-то «Ах!»

Владимир Коровкин: Это очень неплохая, крепкая наружка. Мне кажется, мы сами себе противоречим. Сначала мы обсуждали ролики и там ругались, что в ролик напихано все. Здесь мы делаем полную декомпозицию – этого нет, этого, и вообще не считывается целевая аудитория. В формате наружки, не перегружая ничем лишним, сообщают ровно то, что должны сообщить – что есть новый премиальный фруктовый сок из каких-то неожиданных продуктов. Здесь такая очень невинная бутылка, поэтому у меня ни разу не возникало ассоциаций с вином.

Михаил Кудашкин: А где мы видим, что это сок? Какое сообщение здесь? Здесь одно сообщение «Огрэ» и «Изабелла». И еще, мне кажется, этот макет сделан так, что все подозрения в премиальности сока отпадают.

Ася Вучетич: Может быть, это жидкость, заливать в автомобиль, стекла омывать?

Ольга Доманова: Я ничего, кроме наружки, про этот сок не видела. Но купила попробовать. Хороший сок. Сработало.

Ася Вучетич: Сработал сам продукт.

Ольга Доманова: Но мне его показали достаточно органично, чтобы я пошла и купила.

Ирина Нечаева: Ну извините, давайте вспомним, как запускался сок «Я». Они выходили с рекламной продукцией гораздо более высокого качества, чем то, что мы видим сейчас.

Михаил Кудашкин: Вы хотите сказать, что хорошо запускать продукт, ничего про него не сообщая, даже что это такое, никак не упомянув нигде? Что это нормально? Это ненормально.

Анатолий Ясинский: Давайте посмотрим детально. Это наружная реклама. Тут вот бутылка. Упаковка и этикетка. Правильно? Для чего это нужно было? Для того, чтобы я пришел в магазин и увидел то, что на картинке уже было. Но ты пришел, увидел и у тебя вроде чуть-чуть больше шевельнулось в душе, чем от того, что на соседней полке. Но ничего больше уже не шевельнется: ты уже видел эту бутылку и там ты ее увидел, и ничего больше не произойдет вокруг тебя. Просто бутылка сделана чуть большим размером. Все.

Ася Вучетич: Просто красивая фотография. Ну, такая, приятная. И все. И думают, что это хорошо.

Константин Сибитев: Я понял, в чем проблема. Если бы здесь был, действительно, Nike какой-нибудь, то было бы все понятно. А у этого названия «Огрэ» бренда нет.

Михаил Кудашкин: Представьте, что возле этого щита висит еще 2-3 щита других с виноградным соком. Что вот он говорит о себе? Чем он лучше других?

Владимир Коровкин: Я сейчас слышу из ваших уст то, что привык слышать из бренд-менеджеров, клиентов. Не в самом хорошем настроении пребывающем.

Михаил Кудашкин:
Они не всегда неправы бывают.

Скачать аудиокомментарии

1
место
3.8
Работа: Another side of Miller
Клиент: SABMiller RUS
Бренд: Miller Midnight
Агентство: In-house
2
место
3.6
Работа: Тонны лучших комедий
Клиент: Телеканал ТНТ
Бренд: ТНТ – Комедия
Агентство: In-house
3
место
3.2
Работа: Изабелла
Клиент: O'Grae
Бренд: O'Grae
Агентство: N/a
4
место
3.1
Работа: Возьми друзей в полёт!
Клиент: SABMiller RUS
Бренд: Золотая бочка
Агентство: BBDO Moscow
5
место
3.0
Работа: Внимание к людям – внимание людей
Клиент: News Outdoor
Бренд: News Outdoor
Агентство: Direct Design
6
место
2.9
Работа: Зажигательный блеск
Клиент: Unilever
Бренд: Sunsilk
Агентство: JWT Russia
7
место
2.7
Работа: Распродажа
Клиент: ИКЕА
Бренд: ИКЕА - Распродажа
Агентство: In-house
8
место
2.3
Работа: Качество по оптовым ценам
Клиент: Metro Cash&Carry Russia
Бренд: METRO
Агентство: In-house
9
место
2.2
Работа: SALE на одежду и обувь
Клиент: ГК «Детский мир»
Бренд: Детский мир
Агентство: Maxima
10
место
1.6
Работа: Проценты и подарки
Клиент: АлтайЭнергоБанк
Бренд: Вклады под 16%
Агентство: In-house